О повышении эффективности целевого обучения

Одной из серьезных проблем, влияющих на отечественную экономику, многие эксперты считают рассогласованность между реальными потребностями экономики и сложившейся системой образования. В условиях ускоренной перестройки “народного хозяйства” этот разрыв может стать критичным. Для исправления ситуации предлагаются разные меры, и одна из них — изменение порядка так называемого “целевого набора”, в том числе точное определение взаимных обязательств целевика, ВУЗа и будущего работодателя.

фото создано freepic.diller — ru.freepik.com

Целевой набор появился еще в советское время. Суть его проста — предприятие заказывает ВУЗу обучение студентов по определенным специальностям либо направляет своих молодых специалистов на такое обучение, после чего выпускник обязан отработать определенное время на предприятии.

Схема простая, рабочая. Даже после распада СССР она продолжала существовать в ряде ВУЗов, сотрудничающих с крупными производственными компаниями, постоянно заинтересованными в высококвалифицированных кадрах. Однако со временем начались проблемы — как раз с системой отбора и поступления целевиков. Одну из главных обозначил председатель Российского профсоюза работников промышленности Андрей Чекменев.

— Сейчас одна из существенных проблем — уход студента после окончания ВУЗа в другие профессии, на непрофильные предприятия. Зачастую они готовы платить штраф, но не идти на предприятие, — говорит Андрей Чекменев.

Критике подвергалась и система отбора в целевики. В частности, ее прозрачность и возможность равного доступа всех желающих к испытаниям для зачисления на целевое обучение. Претензии к системе набора есть и со стороны предприятий:

— Наше предприятие постоянно участвует в целевом наборе, из года в год нам выделяется определенная квота. Исходя из этой квоты мы и строим работу со школьниками, выпускниками, студентами. Но возникают ситуации, которые всю нашу систему ломают. Скажем, в этом году мы строили работу, зная, что нам выделено 35 мест на целевиков. И буквально за пару дней до окончания набора приходит распоряжение — квота существенно уменьшена! Как строить работу с кадрами в такой ситуации? Это при том, что наше предприятие относится к “оборонке”, и нам постоянно нужны квалифицированные кадры! — говорит председатель первичной профорганизации АО “Центральный научно-исследовательский институт автоматики и гидравлики” Сергей Колтыпин.

В итоге, указывают авторы законопроекта, система целевого набора “нарушает законодательство”, поскольку целевое обучение недоступно всем гражданам Российской Федерации на конкурсной основе.

Авторы документа намерены решить и еще одну задачу: сблизить потребности экономики (в первую очередь реального сектора) и образовательные программы ВУЗов. Как сказано в пояснительной записке, “по данным ВЦИОМ, по специальности в среднем не работает 47% граждан России, а 37% работодателей называют кадровый дефицит основной сложностью ведения бизнеса. Это свидетельствует о разориентированности профессионального образования и запроса рынка труда. В предстоящие два года в высших учебных заведениях будет дополнительно открыто еще 45 тысяч бюджетных мест. Необходимо, чтобы такие масштабные вложения в высшее профессиональное образование стали инвестициями в национальную экономику и в реальное успешное будущее выпускников школ”.

Основное же нововведение призвано повысить доступность и прозрачность отбора и учебы целевиков. Как пишут авторы, “законопроектом предлагается использовать уже созданный суперсервис “Поступление в ВУЗонлайн”, что позволит подавать через портал госуслуг онлайн-заявки на конкурсное целевое обучение по программам высшего профессионального образования”.

Пользователи сервиса, таким образом, смогут не только выбрать учебное заведение и программу обучения, но и заполнить заявку на конкурсное целевое место и отправить ее в ВУЗ. Кроме того, можно будет подробно ознакомиться с условиями конкурса на целевое место и договором на обучение.

Авторы законопроекта подчеркивают, что все заявки на целевое обучение будут публичными, с ними смогут ознакомиться во всех регионах России. По мнению инициаторов законопроекта, “это позволит исключить, в том числе, и коррупционные риски”. Наконец, подобное публичное формирование заявок на целевое обучение может дать еще один положительный эффект — объективную оценку работодателями качества профессионального образования.

Предполагается, что абитуриенты, успешно прошедшие вступительные испытания, смогут в электронной форме заполнить и отправить договор с ВУЗом и заказчиком обучения.

Авторы законопроекта также предлагают уточнить ряд формулировок в части прав и обязанностей всех участников целевой программы. В первую очередь в том, что касается исполнения обязанностей по договору со стороны студента.

Наиболее важные моменты: если заказчик целевого обучения не исполняет обязательства по трудоустройству гражданина, принятого на соответствующее обучение, или гражданин нарушает обязательство вести у заказчика трудовую деятельность в течение трех лет — то “провинившаяся” сторона будет выплачивать штраф в размере понесенных бюджетных расходов.

Штраф будет зачисляться в бюджет, из которого оплачивалось обучение. Кроме того, законопроект исключает возможность со стороны студента поступить на целевое место, а затем отказаться от исполнения договора по неуважительным причинам.

Этот положения Сергей Колтыпин считает крайне важными:

— Очень хорошо, что навели порядок и четко сформулировали ответственность всех сторон. Раньше, по сути, ответственности не было. И если студент решал уйти с программы, то бюджетные деньги, выделенные на его обучение, фактически пропадали. В законопроекте же предлагается обязать компенсировать эти деньги в виде штрафа. Я считаю это совершенно правильным, — говорит председатель профсоюзной организации.

— Чаще всего обязательства не выполняет та сторона, которая получает образование, то есть студенты, — делится наблюдениями Колтыпин. — Молодые люди уходят, переводятся в другие ВУЗы или на другие специальности. Происходит это по разным причинам, в том числе потому, что студенты не выдерживают нагрузку учебной программы.

По его мнению, новые формулировки повысят ответственность молодых людей, выбирающих программы целевого обучения, заставят проанализировать собственные силы и настроиться на длительную траекторию карьеры:

— Работая с молодыми людьми, мы всегда подробно рассказываем: “Надо понимать, вы нацеливаетесь на пять лет обучения и затем минимум три года работы на нашем предприятии”. И мы, безусловно, заинтересованы не только в хорошо подготовленных, но и в мотивированных, ответственных специалистах. На мой взгляд, формулировки, предлагаемые в законопроекте, помогут повысить ответственность студентов. Это, конечно, хорошо.

Часть предложений законопроекта рассчитана на бизнес. И хотя в документе упоминаются частные предприниматели как возможные заказчики целевого обучения, понятно, что в первую очередь он ориентирован на крупные компании, нуждающиеся в качественно подготовленных, с учетом специфики бизнеса, специалистах.

Собственно, о том, что инициативы рассчитаны на крупных работодателей, говорится в пояснительной записке:

“Предложение о том, чтобы наряду с бюджетным целевым набором ввести открытый и доступный всем целевой набор вне контрольных цифр приема, является выгодным вложением для крупных корпораций работодателей, поскольку это вложения не только в студента, но и в научную школу, технологии и дополнительные тематические образовательные курсы подготовки специалистов”.

“Развести” потоки бюджетных и коммерческих целевиков призвана следующая инициатива: конкурс на коммерческие целевые программы будет доступен только тем соискателям, кто подал документы на них в публичном порядке, в том числе через портал госуслуг.

В этом случае целевое обучение полностью оплачивает заказчик, он же устанавливает в договоре продолжительность обязательной работы целевика в компании.

И педагоги, и представители предприятий оценивают законопроект как взвешенный и полезный

— Очень хорошо, что повышается прозрачность отбора. Удобно, что все можно будет сделать на одной площадке: посмотреть, какие предприятия заявки подают на обучение, что это за предприятия… В целом я положительно оцениваю законопроект, — говорит Сергей Колтыпин. — Но хотелось бы, чтобы учитывалась потребность предприятий в кадрах — и не получалось так, как сейчас, когда внезапно сокращается ранее выделенная квота.

С ним согласна председатель МГО профсоюза работников народного образования Марина Иванова:

— С точки зрения открытости, повышения доступности этой формы обучения — инициатива прекрасная. Но всем надо понимать, что потенциальный работодатель, как и ВУЗ, заинтересован в людях с профессиональной мотивацией. В тех, кто действительно хочет посвятить свою карьеру выбранной профессии. И здесь надо смотреть уже на конкретные механизмы реализации закона на практике. В этом отношении — будем смотреть на результат. Он проявится, конечно, не сразу, — уточняет Иванова.

В первом чтении инициатива была одобрена Госдумой 15 июля 2022 года. Сейчас перед вторым чтением к законопроекту готовятся поправки. ФНПР тоже готовит свои предложения — в частности, разрабатываются механизмы, позволяющие соблюсти права всех трех сторон договора.

Comments are closed.