Анализ социально-трудовых конфликтов и оценка развития трудовых отношений в Российской Федерации в 2021 году

Динамика формирования социально-трудовой обстановки и анализируемые СТК рассмотрены в ретроспективе трехлетнего периода с 2019 по 2021 г.г.

Исходная точка — 2019 год («допандемический период»), в котором социально-трудовая обстановка формировалась на понижающем тренде, когда с 2016 года наметилась тенденция к снижению количества регистрируемых СТК и стабилизации уровня напряженности в социально-трудовых отношениях.

Вторая точка – объявление пандемии COVID-19 и первый локдаун в РФ (апрель 2020 года – осень 2021 года) – период, который заметно повлиял на формирование социально-трудовой обстановки в стране и характеризовался введением и снятием ограничительных мер, режимов самоизоляции, а также массовым переводом работников на удаленный (дистанционный) режимы работы и др., что привело к ухудшению ситуации в социально-трудовой сфере и экономике, обострению существовавших ранее проблем и появлением дополнительных источников роста конфликтности и напряженности в трудовой сфере.

Третья точка – стабилизация социально-трудовой обстановки (второе полугодие 2021 года – окончание 2021 года), когда ситуация на рынке труда и развитие экономики вернулись к допандемическим показателям при сохраняющихся эпидемиологических ограничениях.

Динамические характеристики факторов, определяющих формирование социально-трудовой обстановки

Социально-трудовая обстановка в стране и конфликтный потенциал в трудовой сфере, как и в предыдущем году, продолжали формироваться под влиянием особенностей протекания пандемии COVID-19 и нестабильной мировой и внутренней экономической конъюнктуры. В течение первого полугодия эпидемиологическая ситуация в стране улучшалась, российская экономика продолжала восстанавливаться: суточное количество выздоровевших превышало число заразившихся COVID-19, постепенно закрывались «ковидные госпитали», рынок труда уверенно восстанавливался, сформировалась тенденция к устойчивому снижению безработицы, ОГВ субъектов РФ активно снимали ограничительные меры, промышленное производство и ВВП росли. Однако во втором полугодии ситуация в очередной раз ухудшилась, и страна пережила две волны пандемии в которых ежедневное количество заболевших достигало 40000 человек, а смертность от COVID-19 стала максимальной за все время распространения коронавируса (более 1200). В субъектах РФ возвращались «коронавирусные ограничения», вводились системы QR-кодов, и в ноябре был объявлен второй «частичный краткосрочный локдаун». В течение всего года российская экономика продолжала находиться под не снижающимся инфляционным давлением (уровень инфляции по году достиг максимальных значений за последние семь лет — 8,5%), что сказалось на росте цен на все группы товаров и снижении покупательной способности заработных плат работников. Центральный Банк России шесть раз в 2021 году, и седьмой раз подряд, повышал ключевую ставку (в марте ставка ЦБ – 4,25%, в декабре – 8,5%) и продолжал ужесточать денежно-кредитную политику для таргетирования инфляции. Вместе с тем, следует отметить, что Росстат зафиксировал снижение показателя бедности в стране на -1,8%, по сравнению с прошлым годом (11,0% населения, 16 млн. человек). Снижение численности бедных связали с ростом социальных выплат от государства (размер социальных выплат в текущем году составил 10,5 трлн. рублей) и восстановлением экономической активности.

В этих условиях ключевые факторы, определяющие формирование социально-трудовой обстановки в стране, демонстрировали разнонаправленную динамику:

  • численность рабочей силы, по данным Росстата, в течение года сохранялась стабильной на уровне 75,4 млн. человек (52 % от общей численности населения страны), при этом количество занятых экономической деятельностью возросло на +1,4 млн. человек (уровень занятости населения находился на траектории устойчивого роста (январь – 58,5%, июнь – 59,0%, сентябрь – 59,8%, декабрь – 59,8%). Население страны сократилось на -407,4 тыс. человек (-0,3%), динамика изменения численности населения продолжает находиться на траектории снижения (в 2020 году снижение -305,5 тыс. человек (-0,2%)). Несмотря на продолжающийся демографический спад стабильность рынка труда поддерживается отложенным действием пенсионной реформы и трудовой миграцией;
  • количество официально зарегистрированных безработных устойчиво снижалось и к окончанию года в службах занятости зарегистрировано безработными 1,1 млн. человек (снижение более чем в 2 раза по отношению к началу года), в том числе 0,6 млн. человек получают пособие по безработице. Отмечаем, что в текущем году количество работающих граждан от 20 до 29 лет сократилось на -460,5 тыс. человек (наиболее работоспособная категория). Борьба с безработицей среди молодежи определена Правительством РФ как ключевая текущая задача. Ситуация на рынке труда вернулась к допандемическим показателям в сентябре, и уровень безработицы (4,4%) стал ниже показателя 2019 года (максимальный уровень безработицы в период пандемии был отмечен в августе прошлого года – 6,4%, когда было зарегистрировано безработными около 3,5 млн. граждан). Вместе с тем по данным Росстата ситуация с безработицей сохраняется сложной в СКФО – около 12,0%, по регионам: Республика Ингушетия (31,1%), Чеченская республика (16,3%), Республика Тыва (16,0%), Республика Дагестан (15,8%);
  • численность увольняемых работников с российских предприятий (учреждений) стабильно превышает количество принятых на работу в течение всего года. При этом, если в июне разница составляла 67,8 тыс. человек, то во втором полугодии увеличилась до 288 тыс. человек (по данным Росстата). Численность штатных работников на предприятиях продолжила снижаться и достигла уровня 32,3 млн. человек (январь – 33,9 млн. человек). По сравнению с 2020 годом, существенных изменений в штатной численности работающих на предприятиях не зафиксировано;
  • численность работников с неполной занятостью, по оценке Минтруда РФ, на фоне постепенного восстановления экономики, снижается и к окончанию года стабилизировалась на уровне 4,3 млн. человек (январь – около 6 млн. человек), при этом удаленно продолжают работать около 3 млн. человек (5% от занятых экономической деятельностью). Из них: 231,5 тыс. человек — находятся в простое, 1055,1 тыс. человек — заняты неполное рабочее время по соглашению между работником и работодателем или по инициативе работодателя; 1797,1 тыс. человек — находятся в отпуске без сохранения заработной платы (по сравнению с 2020 годом, численность работников с неполной занятостью снизилась на -4,3%). До пандемии этот показатель составлял около 30 тыс. человек. В первую пятерку регионов с наибольшим количеством работников на удаленном режиме входят Москва, Санкт-Петербург, Московская, Свердловская и Новосибирская области;
  • количество зарегистрированных самозанятых работников, по данным ФНС, увеличилось боле чем в два раза и к окончанию года составляет 3,86 млн. человек. Регионы, в которых наибольшее количество зарегистрированных самозанятых: Москва – 900,2 тыс. человек, Московская область – 318,9 тыс. человек, Санкт-Петербург – 259,4 тыс. человек, Республика Татарстан – 169,0 тыс. человек. Численность сотрудников, работающих на условиях совместительства и по договорам ГПХ, выросла до уровня в 1,5 млн. человек (в 2020 году – в среднем по году около 0,9 млн. человек);
  • среднемесячная начисленная заработная плата в стране по данным Росстата увеличилась до уровня 54 687 рублей (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года рост +8,8%), в реальном выражении зарплаты выросли на +2%. Вместе с тем, реальные располагаемые доходы населения выросли лишь на +1,7%, при этом реальный размер пенсий из-за инфляции сократился на -1,8%. Медианная зарплата в стране выросла на +6,4% и составляет 32 422 рубля (2020 год – 30 458 рублей), при этом модальная зарплата (ЗП, которую получают большинство жителей страны) по-прежнему находится в коридоре 23,5 — 25 тыс. рублей. По данным Росстата, уровень бедности в стране снизился с 13,2%, в первом полугодии, до 11%. К окончанию 2021 года 16 млн. россиян находятся за чертой бедности, что на 2,8 млн. человек меньше, чем в 2020 году – снижение связно с ростом социальных выплат (10,5 трлн. рублей) и восстановлением экономической активности, приведшей к росту занятости и увеличению оплаты труда;
  • суммарная просроченная задолженность по заработной плате перед работниками российских предприятий (учреждений), по данным Росстата, устойчиво снижалась и в четвёртом квартале достигла годового минимума — 1,257 млрд. рублей (-27% в течение года). По видам экономической деятельности, в распределении задолженностей, зафиксированы схожие тенденции: среди «лидеров», от месяца к месяцу, находятся обрабатывающие производства, строительство, транспорт, НИР, сельское хозяйство и лесозаготовки; наименьший размер долгов в здравоохранении, добыче полезных ископаемых, нефтегазовом секторе. Следует отметить, что в большинстве месяцев прошлого года просроченная задолженность находилась на уровне около 2,0 млрд. рублей, и резко выросла после окончания локдауна;
  • количество предприятий, проходящих различные стадии банкротства, по данным Единого федерального реестра сведений о банкротствах, после снижения в третьем квартале, в очередной раз выросло к окончанию года (в течение 2021 года рост +86%). Числовые показатели и динамика сопоставимы с данными по прошлому году;
  • по методике Росстата, в 2021 году работодатели отчитались о 2 зафиксированных забастовках с участием 38 человек. Потери рабочего времени составили 20 человеко-дней (www.gks.ru — стр. 280). Годом ранее Росстат сообщил, что на территории РФ зафиксировано 2 забастовки с участием 137 человек. Потери рабочего времени от них составили 669 человеко-дней (www.gks.ru —  стр.115).

Территориальные показатели СТК

В 2021 году НМЦ «Трудовые конфликты» зарегистрировал сообщения и события, содержащие информацию о социально-значимых действиях сторон трудовых отношений, описывающих развитие 149 СТК (2020 год – 194 СТК, 2019 год – 171 СТК). Наибольшее количество СТК протекало в Дальневосточном – 29(19%), Приволжском — 28(19%) и Сибирском – 27(18%) федеральных округах. В прошлом году наиболее конфликтными регионами стали ЦФО, ПФО и УФО. Количество наблюдаемых трудовых конфликтов снизилось на -23%. СТК были зарегистрированы во всех федеральных округах без исключения, как и в предыдущие годы. В ходе СТК зарегистрировано 366 событий, указывающих как на публичные акции протеста работников, так и на другие формы коллективных действий по защите трудовых прав (2019 год – 427, 2020 год — 412). Количество коллективных публичных и непубличных действий работников в ходе развития СТК снизилось на -12%.

Значительное снижение показателя количества СТК в текущем году (-23% по отношению к прошлому году) объясняется истощением всплеска протестов в отрасли Здравоохранения в 2020 году, которые были связаны с временным недовольством врачей и медсестер невыплатами или несправедливым распределением средств работникам, ведущим борьбу с коронавирусом по введенным федеральным и региональным стимулирующим надбавкам (49 СТК, 25% от общего количесвта СТК), который наблюдался в июне-августе прошлого года.

Если убрать из рассмотрения «всплеск» протестных акций, вызванных изложенными обстоятельствами в 2020 году, то можно отметить, что изменений в качественных (содержательных) показателях и  уровне напряженности социально-трудовой обстановки в 2021 году не произошло. Вместе с тем, сохраняются негативные тренды и показатели СТК в системообразующих отраслях экономики. Протекающие в них конфликты характеризуются средним уровнем напряженности. Таким образом, ключевые показатели социально-трудовой обстановки в 2020 и 2021 г.г. существенно не изменились.

По сравнению с «допандемическими годами» (2017-2019 г.г.), количество СТК в «ковидный период» снизилось в среднем на 8-11%. Переменная эпидемиологическая ситуация и действующие ограничительные меры (запрет на проведение общественных массовых мероприятий, контроль за санитарным режимом) создали в социально-трудовой сфере обстоятельства, снижающие протестную активность работников и профсоюзов. Вместе с тем, при снижении количества социально-трудовых конфликтов и сохранении конфликтогенных факторов произошла трансформация способов и форм защиты трудовых прав и особенностей проявления протестных настроений в ходе трудовых конфликтов.

По масштабам распространения, в текущем году 79 СТК (53% от общего количества) носили локальный характер, протекали в пределах конкретного предприятия и не распространялись на другие предприятия и отрасли. Большая часть локальных СТК между работниками и работодателями возникали из-за невыплат (задержек) заработной платы на частных малых и средних предприятиях отраслей обрабатывающих производств, а также в муниципальных медицинских учреждениях отрасли Здравоохранения. 21 СТК (15% от общего количества) классифицированы как муниципальные СТК, вышли за пределы предприятий и сопровождались включением и активным участием органов исполнительной власти муниципалитетов в урегулирование трудовых конфликтов. Большая часть из них происходили на предприятиях муниципального транспорта и в ЖКХ. 37 СТК (25% от общего количества) классифицированы как региональные СТК, потребовали вмешательства правительств (профильных министерств, комитетов и департаментов) субъектов РФ. Большая часть из них отмечены в государственных учреждениях здравоохранения, и сопровождались широким освещением в СМИ и были урегулированы на этом уровне. 10 СТК (7% от общего количества трудовых конфликтов) вышли на федеральный уровень и оказались в поле зрения федеральных ОГВ и руководства страны (Администрация Президента РФ, Государственная Дума РФ, Правительство РФ и его профильные министерства, Генеральная прокуратура РФ и Следственный комитет РФ), которые непосредственно принимали решения, ведущие к деэскалации противостояний и разрешении проблем, возникших на конкретных предприятиях (учреждениях) по проблемам нарушений трудовых прав работников.

В наблюдаемом трехлетнем периоде наибольшее количество СТК по-прежнему фиксируется в наиболее экономически развитых регионах страны с высокой концентрацией промышленной и производственной инфраструктуры, высокими показателями численности рабочей силы, наиболее активными и многочисленными профсоюзными организациями.

СТК зафиксированы в 54 (64%) субъектах РФ (2019 год – 66 субъектов (78%), 2020 год — 66 субъектов (78%)). В 31 субъекте РФ социально-трудовые СТК не зафиксированы (2020 – без трудовых конфликтов 19 субъектов). Наиболее конфликтным регионом, по количеству противостояний в социально-трудовой сфере, стала Свердловская область (УФО) – 16 СТК. Территориальная диверсификация СТК, по сравнению с прошлым годом, снизилась на -14%. На протяжении последних трех лет к числу регионов, в которых регистрировалось более пяти СТК, также можно отнести Челябинскую область (УФО), Кемеровскую область-Кузбасс (СФО), Пермский край (ПФО), Приморский край (ДФО). По данным НМЦ «Трудовые конфликты», за все время наблюдений (2012-2021), не зафиксированы противостояния между работниками и работодателями, по противоречиям в сфере трудовых отношений, только в четырех субъектах РФ: Карачаево-Черкесской Республике (СКФО), Республике Тыва (СФО), Чеченской Республике (СКФО), Чукотском автономном округе (ДФО).

НМЦ «Трудовые конфликты» продолжает осуществлять всесторонний мониторинг и анализ конфликтности в социально-трудовой сфере по субъектам РФ не только по абсолютному показателю – количеству СТК, но и другим критериям, позволяющим более точно и всеобъемлюще оценивать развитие социально-трудовой обстановки. Одним из таких параметров является – Напряженность социально-трудовой обстановки, интегральный коэффициент которой (KNSTO) рассчитывается для каждого субъекта РФ к окончанию текущего месяца.

С начала года в «красной зоне» — высокого уровня напряжённости постоянно находятся два субъекта РФ: Свердловская область и Пермский край. На протяжении второго и третьего кварталов наиболее высокий показатель КNSTO был определен для Республики Калмыкия, так как оставался неурегулированным один из резонансных СТК на крупном республиканском предприятии ООО «ЕвроСибОйл», где трудятся тысячи работников и которым регулярно задерживали заработную плату. В свою очередь, Чукотский автономный округ не покидает «зону благоприятной социально-трудовой обстановки».

В силу разрастания территориальной диверсификации СТК в течение года и большой длительности протекания ряда противостояний 65% субъектов РФ находились в «красной зоне» напряжённости по нескольку месяцев, 18% — полгода и более (Пермский край и Свердловская область постоянно, Саратовская область — 9 месяцев, Приморский край — 9 месяцев, Удмуртская Республика — 9 месяцев и др.). СТК в указанных субъектах характеризовались высоким уровнем интенсивности противостояний между работниками и работодателями по широкому кругу проблем в трудовых отношениях, и чаще всего были связаны с низкими заработными платами работников и нарушениями условий труда на ряде предприятий данных регионов. Поскольку значимая доля СТК продолжает завершаться лишь частичным удовлетворением требований работников, что формирует высокий остаточный потенциал конфликта, в «серой зоне» (среднего уровня напряжённости) количество субъектов РФ в течение года выросло с 6% до 31%. 

Отраслевые показатели СТК

В 2021 году СТК зафиксированы в 36 отраслях экономики (2019 год – 39 отраслей, 2020 год – 42 отрасли). Снижение общего количества СТК привело к снижению числа секторов экономики, в которых были зарегистрированы трудовые конфликты (-14% в сравнении с прошлым годом). В отраслевом разрезе производственной и непроизводственной сфер экономической деятельности наиболее конфликтными в текущем году стали: Обрабатывающие производства (30 СТК, 20%), Здравоохранение (23 СТК, 15%), Транспорт (23 СТК, 15%) и Строительство (16 СТК, 11%).

Сектора обрабатывающих производств стали «лидерами» по числу СТК, что наблюдалось на протяжении многих лет, за исключением 2020 года. В обрабатывающих производствах наибольшее количество СТК отмечено в Производстве готовых металлических изделий, Производстве прочих неметаллических минеральных продуктов, Производстве пищевых продуктов. Значительно возросло количество СТК на муниципальных пассажирских предприятиях отрасли Деятельность сухопутного транспорта и в организациях отрасли Строительство. Отрасль Здравоохранения переместилась на третье место, после значительного количества СТК в 2020 году (каждый четвертый СТК регистрировался в медучреждениях). В 2021 году причинами СТК стали продолжающаяся оптимизация учреждений, и высокая нагрузка на врачей, борющихся с коронавирусом в условиях нехватки подготовленного медперсонала и кадрового дефицита медработников первичного звена. Большие градообразующие и системообразующие предприятия реального сектора экономики при сохраняющейся финансовой поддержке Правительства РФ в сложной эпидемиологической обстановке обеспечили стабильность и бесперебойность производственных процессов и в наступившем году без заметных сокращений персонала, вместе с тем высокий уровень напряженности трудовых отношений продолжает поддерживаться в сферах обслуживания населения.

Содержательные характеристики СТК

Основными причинами возникновения СТК в 2021 году стали: невыплаты (задержки с выплатами) заработных плат работникам (40,3%), сокращение работников (29,5%), нарушения работодателями условий труда, в том числе режимов работы и техники безопасности (14,8%). Следует отметить, что в «допандемические годы» (2016-19 г.г.) главными источниками начала СТК были определены: низкий уровень оплаты труда (41%), невыплаты заработной платы (33%) и нарушения условий труда (17%). За два года пандемии в «первой тройке» постоянно находится причина — «сокращение работников», вытеснившая «низкий уровень оплаты труда». Указанные причины стали прямым следствием основных проблем, возникших перед большинством граждан страны в пандемию, в том числе и в текущем году. Анализ основных причин СТК в наиболее конфликтных отраслях экономики, за последние три года, показывает, что невыплаты заработной платы являются главной причиной противостояний в отраслях Обрабатывающих производств и Деятельности сухопутного транспорта (муниципальные перевозки). Растет доля СТК, связанных с сокращениями работников в отраслях обрабатывающих производств. Для всех отраслей Обрабатывающих производств другими важными причинами возникновения СТК стали нарушения условий труда, несоблюдение техники безопасности, нарушения норм охраны труда, ликвидация предприятий.

Исходя из причин и движущих сил СТК, НМЦ «Трудовые конфликты» осуществляет их классификацию по юрисдикционной форме — на конфликты по праву и конфликты по интересам. Развивающиеся события в социально-трудовой сфере в пандемический период и сохраняющаяся нестабильная экономическая конъюнктура, оказали заметное влияние на социально-трудовую обстановку и распределение СТК по юрисдикционной форме в текущем году. Если в начале года невыплаты заработной платы сохранялись как главные источники возникновения СТК по праву (58-60% от общего количества трудовых конфликтов в первом полугодии), то в третьем квартале значительное количество СТК были связаны с низким уровнем оплаты труда работников на фоне ускоряющейся инфляции, которая заметно снизила покупательную способность зарплат, а также ликвидацией предприятий (временной остановкой производств) и следовавшими за этим сокращениями работников (введениями простоев и вынужденных отпусков без сохранения заработной платы). Высокая эффективность надзорных ведомств по контролю за соблюдением трудового законодательства и возможности профсоюзов защищать трудовые права работников на оплату труда также поддержали снижение конфликтности на предприятиях по вопросам своевременной выплаты заработной платы.

На фоне восстановления экономики и нормализации общественной жизни, достижения допандемических макроэкономических показателей к окончанию 2021 года наблюдается возврат к превышению числа СТК по интересам, над СТК по праву, что фиксировалась в «допандемические годы». Относительная стабильность трудовых отношений и нормализация социально-трудовой обстановки формируют новые запросы и интересы работников, связанных с достойной, растущей заработной платой и безопасными условиями труда.

В течение 2021 года при изменившейся тенденции к росту СТК по интересам и снижении трудовых конфликтов из-за прямых нарушений трудового законодательства средняя продолжительность СТК увеличилась с 20 до 23 дней. Экономические и финансовые проблемы хозяйствующих субъектов, рост числа закрывающихся предприятий, высокий уровень банкротств юридических лиц, временные остановки работодателями производств вызвали рост доли СТК по интересам во втором полугодии.

Из 149 зарегистрированных СТК в текущем году 88 СТК (59%) развивались на предприятиях, в учреждениях (организациях), находящихся в частной собственности, 61 СТК (41%) – государственной (муниципальной) собственности. Несмотря на значительное снижение количества СТК в Здравоохранении, доля СТК на объектах, находящихся в государственной (муниципальной) собственности, не снизилась. Высокая доля СТК в государственном секторе была обеспечена ростом количества СТК в МУП пассажирских перевозок и бюджетных отраслях.

В динамике распределения СТК по основанию наличия (отсутствия) на предприятии коллективного договора за последние два года отмечается тенденция к росту доли СТК на предприятиях, где заключены коллективные договора, которая выросла на +8%. Прирост вызван увеличением количества СТК на предприятиях обрабатывающих отраслей, где традиционно активны профсоюзы и заключаются коллективные договора. Возникающие СТК, как правило, были инициированы профсоюзными организациями, которые боролись за трудовые права работников и выдвигали требования по улучшению условий труда, росту заработных плат, соблюдению работодателями отраслевых тарифных соглашений и др. Вместе с тем, противостояния возникали и там, где интересы работников не защищены коллективным договором (32% СТК  в текущем году) и отсутствуют представительные органы по защите трудовых прав (профсоюзы, советы трудовых коллективов, производственные собрания и др.). Подавляющее большинство таких СТК возникали по причинам невыплат заработной платы и тяжелыми условиями труда (переработки, нарушения графиков (режимов) работы, нарушения ТБ, необеспечение СИЗ и др.).

На крупных предприятиях численностью свыше 250 человек зарегистрировано 57 СТК (38% от общего количества СТК). На средних предприятиях, численностью от 100 до 250 человек, — 55 СТК (37%), на малых предприятиях — 37 СТК (25%). По сравнению с прошлым годом выросла доля СТК (+12%) на предприятиях МСБ. Экономические и финансовые проблемы, возникшие в период пандемии, благодаря помощи и поддержке со стороны государства, меньше ударили по системообразующим крупным предприятиям, и сильнее всего пострадали малые и средние предприятия частного бизнеса.

Действия сторон социального партнерства в развитии СТК

Характеристика действий работников в ходе СТК. В развитии 104 СТК (70% от общего числа СТК) (2019 год – 158 СТК (90%), 2020 год – 160 СТК (82%)) работники и профсоюзы, с целью защиты трудовых прав и достижения выдвинутых к работодателям требований, применяли активные формы протеста и общественно-наблюдаемые действия (акции). В текущем году при снижении общего количества СТК на -23%, количество протестных действий также снизилось (-12%). В условиях непростой эпидемиологической ситуации с COVID-19 в стране продолжает действовать запрет на проведение массовых общественных мероприятий и работники в рамках СТК не всегда имеют возможность активно и коллективно использовать традиционные массовые (публичные) формы протеста (забастовки, митинги, пикеты), поэтому избирают другие способы действий для защиты трудовых прав (коллективные видеообращения, флэшмобы, интернет-акции), которые в автоматизированной информационной системе Центра объединены и сгруппированы в акции протеста. В «пандемический период» сохраняется тенденция к снижению количества публичных форм протестных действий и угроз по их проведению, но растет число коллективных обращений в разные инстанции, как возможности защитить трудовые права и добиться реакции других сторон социального партнёрства (заявления и коллективные требования к работодателям, обращения в региональные правительства, петиции в федеральные министерства, ведомства и органы законодательной и исполнительной властей, обращения к Президенту РФ).

Следует отметить, что сформировавшаяся в течение последних лет тактика действий работников и профсоюзов в ходе СТК: использование общественных протестных действий или угроза их начала, широкое использование СМИ и интернета, социальных сетей, для освещения реализации намерений и организационно-мобилизационных мероприятий как эффективных способов защиты трудовых прав и достижения поставленных целей, а также привлечение внимания общественных институтов и властей к проблемам работников эффективно применялась и в текущем году.

Неорганизованные работники и (или) трудовые коллективы, при активной поддержке профсоюзов, для достижения своих целей в текущем году 24 раза угрожали начать забастовку и 49 раз объявляли состояние забастовки. Самое большое количество забастовок объявлялось на предприятиях муниципального пассажирского транспорта (19), в торговле (7) и строительстве (6). В то же врем, Росстат сообщал, что в 2021 году работодатели отчитались о 2 зафиксированных забастовках с участием 38 человек. Потери рабочего времени составили 20 человеко-дней (www.gks.ru — стр. 280), в 2020 году — на территории РФ зафиксировано 2 забастовки с участием 137 человек. Потери рабочего времени от них составили 669 человеко-дней (www.gks.ru —  стр.115).

В 107 СТК (72%) (2020 год – 137 СТК (71%)) для защиты трудовых прав и урегулирования противоречий в трудовых отношениях работники, не прибегая к публичным активным формам протеста, коллективно обращались в различные инстанции с просьбами и требованиями вмешаться и решить проблемы, или устранить прямые нарушения трудового законодательства  (коллективные заявления, обращения, различного рода петиции, сборы подписей и письма, жалобы, которые направлялись как напрямую к работодателям, так и представителям органов государственной власти различных ветвей).

В текущем году значительно увеличилось количество обращений работников в СМИ (муниципального и регионального уровней) с целью привлечения внимания общественности к проблемам конкретных предприятий и к нарушениям со стороны работодателей норм трудового законодательства прежде всего на оплату труда (+59% по отношению к прошлому году). Продолжило расти и количество обращений работников в прокуратуры, инспекции Роструда, к Президенту РФ и в Правительство РФ. По итогам СТК наиболее результативно для работников разрешались проблемы после реакции подразделений Роструда и прокуратур.

Следует отметить, что работники на стадии зарождения 28 СТК вначале пытались урегулировать проблемные вопросы через диалог с работодателем, но отсутствие должной реакции и нежелание вступать в переговоры, направляли развитие СТК в плоскость открытого противостояния, выхода за рамки предприятий и сопровождались вмешательством ОГВ и надзорных ведомств в урегулирование конфликта.

Используя современные инструменты информационного пространства работники чаще, чем в прошлом году размещали материалы и сообщали о происходящих СТК в социальных сетях. Практика успешного урегулирования СТК и информационная доступность данных о происходящих событиях показала, что обращения работников на уровень федеральной (региональной) власти сохраняется высокоэффективным инструментом привлечения внимания к проблемам в социально-трудовой сфере и ускоряет процесс разрешения существующих проблем, а также находит должный отклик от руководителей профильных ведомств.

 В 38 СТК (26%) интересы и трудовые права работников активно защищали профсоюзные организации различных уровней и профцентров: первичные организации предприятий (учреждений) принимали участие в 34 СТК (23%); территориальные (региональные) и отраслевые объединения профсоюзов – 41 СТК (28%). По сравнению с прошлым годом доля СТК, в которых интересы работников отстаивали профсоюзные организации, снизилась на -6%. В течение всего года сохранялась высокой доля СТК по праву в которых напрямую нарушались нормы трудового законодательства, что потребовало вмешательства надзорных ведомств для решения проблем и значительно снижало возможности профсоюзов по защите трудовых прав работников, кроме случаев, связанных с нарушениями ФЗ «О профсоюзах» и препятствием со стороны работодателей профсоюзной деятельности на предприятии.

В СТК где известна численность участников протестных действий и работающих на предприятии, возможно определение средней вовлеченности работников в СТК, которая в текущем году продолжила снижаться (-3% в сравнении с прошлым годом) и составила 23%. Потери рабочего времени от забастовок и приостановлений работы в текущем году выросли и составили около 31700 человеко-дней, по причинам увеличения как длительности СТК, так и зарегистрированных в их ходе протестных действий.

Характеристика действий работодателей в ходе СТК. В ходе коллективно-договорной кампании 2021 года, которая проходила в условиях продолжающейся пандемии коронавируса и сложной социально-экономической ситуацией в стране, профсоюзы настаивали на выполнении работодателями ключевых конституционных гарантий: сохранить существующие рабочие места, увеличить реальные доходы работников, обеспечить права трудящихся во всех формах занятости; не допустить перевод наемных работников в самозанятые; реализовать право на социальное партнерство. Однако конструктивная позиция профсоюзной стороны не всегда находила отклик у работодателей, что приводило к возникновению СТК и противостояниям. В 98 СТК (66% от общего количества) зафиксированы противоправные действия работодателей, в которых напрямую нарушались законные трудовые права работников:

  • в 60 СТК (40% от общего количества) невыплата заработной платы работникам свыше двух месяцев;
  • в 30 СТК (20%) нарушались условия труда и техника безопасности;
  • в 5 СТК (3%) СТК работодателями был нарушен порядок стимулирующих выплат медработникам за работу с коронавирусными больными;
  • в 3 СТК (2%) работодатели открыто препятствовали деятельности профсоюза предприятия;
  • в 4 СТК (3%) работодателями нарушен порядок и правила при оформлении трудовых отношений: у работников отсутствовали трудовые договора, оформленные в соответствии со ст. 67 ТК РФ;
  • в 5 (3%) работодатели не выполняли положения действующего коллективного договора.

В 19 СТК (13% от общего количества) работодатели не только не вступали в социальный диалог с работниками, но и защищая свои интересы откровенно шли на открытый конфликт и осуществляли деструктивные действия. Объединения работодателей субъектов РФ как сторона социального партнерства, представляющая интересы работодателей (Ст. 33 ТК РФ в 2001 году не проявили себя ни в одном СТК.

Действия ОГВ и надзорных ведомств в урегулировании СТК. Органы исполнительной власти всех уровней и надзорные ведомства продолжают играть важную роль в поддержании стабильности социально-трудовой обстановки, не допуская эскалации конфликтного потенциала и нарастания напряженности в трудовых отношениях путем своевременного вмешательства, предупреждения и урегулирования целого ряда СТК. Следует отметить, что самое активное участие в урегулировании СТК принимают участие ОГВ и надзорные ведомства регионального уровня (не менее 60% от всех зарегистрированных СТК). Также, в их адрес направляется и наибольшее количество обращений и жалоб работников по нарушениям трудовых прав. В 2021 году в урегулирование 10 резонансных СТК вмешались ОГВ федерального уровня, включая Президента РФ:

  • АО «Шахта «Алексиевская» (СФО, Кемеровская область-Кузбасс, невыплата заработной платы бывшим шахтерам после банкротства предприятия);
  • ПАО «Тяжстанкогидропресс» (СФО, Новосибирская область, ликвидация одного из крупнейших в РФ производителей металлорежущих станков и гидравлических прессов);
  • ОАО «Медногорский медно-серный комбинат» (ПФО, Оренбургская область, нарушение условий труда – гибель работника на рабочем месте);
  • ООО «ЕвроСибОйл» (ЮФО, Республика Калмыкия, долги по заработной плате);
  • Костромская ССМП (ЦФО, Костромская область, нарушения условий труда и высокая нагрузка медиков скорой помощи);
  • ГБУЗ СО «ГБ №1 г. Нижний Тагил» (УФО, Свердловская область, снижение уровня оплаты труда);
  • АО «Мариинский прииск» (УФО, Свердловская область, сокращение работников, снижение уровня оплаты труда);
  • ООО «Горнорудная компания Дархан» (ДФО, Забайкальский край, невыплата заработной платы);
  • АО «Саратовский институт стекла» (ПФО, Саратовская область, Ликвидация предприятия);
  • Адвокатская палаты Республики Башкортостан и Свердловской области (невыплата заработной платы адвокатам по назначению).

Наиболее эффективно в урегулировании СТК участвовали ОГВ муниципального (СКФО, ЮФО) и регионального уровней (СЗФО, ЦФО), отмечаем низкую включенность ОГВ в разрешение конфликтных ситуаций — в УФО и ПФО. Наиболее часто вмешивались и принимали меры по устранению нарушений трудового законодательства надзорные ведомства муниципального уровня в УФО, и регионального уровня в ЮФО. Анализ итогов СТК, урегулированных в 2021 году, показывает, что при участии ОГВ и надзорных ведомств конфликты разрешаются более результативно для работников. 75% СТК завершились полным или частичным удовлетворением требований работников, а без участия ОГВ – лишь 25%.

Социально-трудовые конфликты в моногородах

НМЦ «Трудовые конфликты» продолжает мониторинг социально-трудовой обстановки в моногородах Российской Федерации, перечень которых утвержден Правительством РФ (Постановление от 29 июля 2014 г. N 709 (http://www.pravo.gov.ru))*.

В данных муниципальных образованиях в текущем году зарегистрировано 20 СТК (13% от общего числа СТК) на предприятиях 18 моногородов в 4 федеральных округах (6 СТК – в моногородах 1-й категории, 7 СТК — в моногородах 2-й категории, 7 СТК — в моногородах 3-й категории) (2020 год – 24 СТК (12% от общего количества).

Таким образом, социально-трудовая обстановка в моногородах за последние два года существенных изменений не претерпела.

Наиболее конфликтными субъектами стали моногорода Свердловской области (6 СТК), Кемеровской области-Кузбасс (5 СТК) и Амурской области (2 СТК). СТК протекали в отраслях экономики: Здравоохранение (6 СТК), Обрабатывающие производства (3 СТК) (Металлургическое производство – 2 СТК, Производство пищевых продуктов – 1 СТК), Добывающая промышленность (3 СТК), Строительство (3 СТК), Транспорт (2 СТК), Обеспечение пожарной безопасности (1 СТК), Связь (1 СТК), Производство электроэнергии (1 СТК).

  Основными причинами возникновения СТК стали полная невыплата заработной платы (5 СТК), нарушения условий труда (4 СТК), ликвидация предприятий (3 СТК), снижение уровня оплаты труда (3 СТК), сокращение работников (3 СТК), невыполнение условий действующего коллективного договора (1 СТК), принудительное изменение формы трудовых отношений (1 СТК).

2 СТК протекали на предприятиях, находящихся в состоянии банкротства.

К окончанию года завершились 19 СТК.  Итоги:

  • требования работников удовлетворены полностью – 7 СТК;
  • требования работников удовлетворены частично – 8 СТК;
  • требования работников оставлены без удовлетворения – 4 СТК: ГБУЗ СО «Городская станция скорой медицинской помощи г. Нижний Тагил» (УФО, Свердловская область), ГАСУСО СО «Каменск-Уральский психоневрологический интернат» (УФО, Свердловская область), Пожарная часть №8 (г. Златоуст) ФПС ГПС ГУ МЧС России по Челябинской области (УФО, Челябинская область), КГУП «Примтеплоэнерго» (ДФО, Хабаровский край).

Итоги СТК

 Из 149 СТК, зарегистрированных НМЦ «Трудовые конфликты» в 2021 урегулированы и завершились 140 СТК. 31% СТК завершились полным удовлетворением требований работников, 37% СТК — частичным удовлетворением требований, в 32% СТК работникам было отказано от удовлетворения выдвигаемых требований. В течение трех последних лет устойчиво растет доля СТК завершившихся отказом в удовлетворении требований работников и доля СТК, в которых работники защитили трудовые права и добились для себя положительного результата. Следует принимать во внимание, что дальнейшее увеличение доли СТК по интересам будет вести к росту количества отказов в удовлетворении требований работников в ходе СТК.

Наиболее результативно для работников завершались СТК, которые возникали из-за невыплаты и долгов по заработной плате (в ряде подобных СТК зафиксировано частичное удовлетворение требований, которое объясняется тем, что в ходе данных противостояний не устранены другие причины). Оперативное вмешательство надзорных ведомств с проверками и предостережения работодателей о недопустимости нарушений трудового законодательства позволяли в кратчайшие сроки устранять проблемы по урегулированию и разрастанию СТК. Вместе с тем значимая доля СТК, связанных с нарушениями условий труда и сокращениями работников, не всегда разрешались в пользу работников и напрямую зависели от действий и возможностей работодателей, что нередко подтверждали органы исполнительной власти, объясняя свое невмешательство в происходящие события.

Все СТК, завершившиеся отказом от удовлетворения требований работников или частичным удовлетворением их требований, создают остаточный потенциал, который является питательной средой для возобновления СТК или начала нового противостояния по другим причинам. Уровень остаточного потенциала (низкий, средний, высокий) указывает на вероятность возобновления СТК. В соответствии со шкалой оценки ОП, распределение ОП выглядит следующим образом: по сравнению с аналогичным периодом 2020 года на 7% снизилась доля СТК, завершившихся частичным удовлетворением требований работников и имеющих средний ОП; на 5% выросла доля завершившихся с низким ОП. Высокий остаточный потенциал продолжает сохраняться в обрабатывающих отраслях и на транспорте, а также в здравоохранении. В территориальном разрезе высокий остаточный потенциал трудовых конфликтов отмечался на предприятиях УФО и ДФО. Однако, в 2021 году УФО не является лидером по количеству зарегистрированных СТК.

Прогноз развития социально-трудовых отношений

На основании постоянно меняющихся факторов, определяющих формирование социально-трудовой обстановки в стране, структурном и содержательном анализе СТК, зарегистрированных в 2021 году, в условиях нестабильной эпидемиологической ситуации, можно сделать следующий краткосрочный прогноз на первое полугодие 2022 года:

  • влияние эпидемиологической ситуации в РФ на экономику и социально-трудовую обстановку продолжит снижаться, несмотря на колебания уровня заболеваемости, в силу достаточно высокой готовности системы здравоохранения противостоять новым вызовам, а также в силу адаптации базовых и обрабатывающих отраслей экономики к работе в этих условиях. В руководстве страны внимательно следят за развитием эпидемиологической ситуации, исключают возможность введения нового локдауна на территории всей страны, а исполнительная власть в регионах РФ имеет полномочия для принятия самостоятельных частных решений по борьбе с COVID-19, в том числе по введению (снятию) ограничений;
  • российская экономика в течение краткосрочной перспективы продолжит находиться под значительным инфляционным давлением, несмотря на восстанавливающийся рост ВВП и промышленного производства. Нет оснований ожидать замедление роста цен на основные группы товаров, что предполагает дальнейшее снижении покупательной способности заработных плат работников. Центральный Банк России продолжит ужесточение денежно-кредитной политики для таргетирования инфляции, сужая тем самым возможности пополнения оборотных средств предприятий за счёт кредитов;
  • социально-трудовая обстановка и ситуация на рынке труда сохранятся стабильными, при уровне безработицы в диапазоне 4,3 – 4,6%. Возможно ее незначительное снижение во втором квартале 2022 года с началом ряда сезонных работ. Тенденция по превышению количества увольняемых работников, над принятыми на работу сохранится. Продолжится увеличение числа самозанятых и работников с договорами ГПХ, что будет создавать дополнительный конфликтный потенциал в социально-трудовой сфере в силу слабой защищенности трудовых прав данных категорий работников;
  • сокращения и увольнения персонала, низкий уровень оплаты труда станут главными «драйверами» конфликтного потенциала в трудовой сфере в 2022 году, что приведет к новым СТК, количество которых будет сопоставимо с показателями 2021 года Количество СТК по праву из-за невыплат заработных плат работникам продолжит умеренное снижение, а оперативное вмешательство ОГВ и надзорных ведомств позволит в кратчайшие сроки устранять нарушения трудового законодательства;
  • большинство предприятий МСБ, особенно в отраслях обслуживания населения, продолжат испытывать серьезные финансовые затруднения, и количество банкротств в этом сегменте экономики сохранится высоким. Наибольшее количество СТК будет регистрироваться на средних предприятиях отраслей обрабатывающих производств и муниципальных пассажирских перевозок;
  • длительность СТК и вовлеченность работников продолжит умеренно увеличиваться, в силу роста количества СТК по интересам, что характерно для данной формы противостояний между работниками и работодателями;
  • большинство из урегулированных СТК завершатся лишь частичным разрешением противоречий при этом доля конфликтов, в которых работникам будет отказано в удовлетворении выдвигаемых требований, сохранится высокой в силу многоплановости и сложности противоречий, лежащих в их источниках;
  • социально-трудовая обстановка в моногородах сохранится без изменений. Сохранятся ключевые проблемы предприятий обособленных муниципальных образований – сохранение производств и минимизация численности сокращаемых работников. Новые социально-трудовые конфликты в моногородах чаще будут возникать по причине низких заработных плат работников;
  • высокий протестный потенциал сохранится в СФО и ДФО; низкий – в СКФО, ЮФО и СЗФО.

Приведённый прогноз развития социально-трудовых отношений сделан исключительно на основе данных, полученных в результате мониторинга социально-трудовой обстановки, лишь опосредованно учитывает влияние на конфликтность в трудовой сфере эпидемиологической ситуации и не учитывает геополитические риски.

Материал с сайта http://industrialconflicts.ru/

Comments are closed.