Расшифровка выступления председателя ФНПР Михаила Шмакова на панельной дискуссии

Расшифровка выступления председателя ФНПР Михаила Шмакова на панельной дискуссии социального форума «Взаимодействие государства и бизнеса в целях устойчивого развития: социальный аспект».

Вопрос:

На ваш взгляд, какие ключевые противоречия в решении социальных проблем сегодня есть между бизнесом, профсоюзами и государством. И есть ли способы кроме ужесточения ответственности бизнеса по регулированию этих вопросов. Какие вы видите наиболее перспективными?

Председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков ответил:

Определенно противоречия в решении социальных проблем существуют всегда. Это противоречия между трудом и капиталом, а в эпоху глобализации появилось противоречие между финансовым и производственным капиталом. Все противоречия преодолимы при разумном взаимодействии всех трёх сторон. У всех трёх участников диалога есть своя точка зрения. И они не всегда совместимы. В чём-то они совместимы, в чём-то расходятся. Но в результате взаимодействия и взаимного обсуждения появляется решение, которого все придерживаются.

Движение вперед – это хорошо. Перемены – это хорошо. Но во время этих перемен необходимо всё-таки давать ответы на вопросы, которые являются коренными для реального взаимодействия. Например:  электронная трудовая книжка, цифровизация.

Это хорошо, но никто до конца не ответил на вопрос что является в цифровой документации аргументами при судебном рассмотрении тех или иных трудовых споров. И до тех пор, пока не будет этого решения, профсоюзная сторона будет говорить, что это плохо для конкретного трудящегося, который может попасть в трудную ситуацию и судиться со своим работодателем.

Или, например, негосударственные организации социального обслуживания и социальное предпринимательство. Это конечно хорошо, но основная цель любого предпринимательства при загонах рынка – извлечение прибыли. У нас социальное государство по Конституции, но сейчас имеется желание и тенденция ползучим методом переложить социальную ответственность с государства на бизнес. Тогда давайте ограничим рентабельность этого бизнеса. Сделаем её достаточно для того, чтобы покрывать операционные расходы, а не для того, чтобы это был источник получения прибыли для этой организации, потому что тогда это уже увод ресурсов из государственной сферы и перевод его в доход данных предпринимателей.

Поэтому если это частная инвестиция – то это одни задачи, если это государственная инвестиция – то необходимо, наверное, ограничивать рентабельность предприятий, оставлять, как я уже сказал, только на уровне операционных расходов.

Вернемся к электронным трудовым книжкам.

Не так давно Правительство рассматривало законопроект «О введении электронных технических паспортов на транспортные средства». Они прорабатывали, но, тем не менее, приняли решение, поскольку цифровизация не зашла настолько далеко и не каждый инспектор имеет на дороге верифицированную базу данных по всем автомобилям, которые могут ездить в России, поэтому пока оставить и бумажную версию техпаспорта, чтобы автомобилист мог по прежнему мог ее возить с собой, где-нибудь на трассе Колыма гаишнику, у которого нет ни только компьютера, но там даже нет связи, чтобы он мог показать бумажную версию техпаспорта для проезда дальше. Это разумное решение.

Почему такое разумное решение не хотят принять в отношении бумажной трудовой книжки.

Безусловно, противоречия нужно разрешать в рамках разработанной у нас системы трёхсторонних переговоров, Российской трехсторонней комиссии, подобных комиссий в рамках субъектов Российской Федерации, но нам надо повышать эффективность этих комиссий. Эффективность может быть выше.

Правительство все чаще встает на сторону предпринимателя, поскольку правительство является крупнейшим работодателем в нашей стране. И поэтому идет спор по поводу того, что может ли тариф первого разряда может быть ниже, чем прожиточный минимум – правительство говорит —  Да. Но это абсурд. Но правительство на этом настаивает. Почему? Потому что денег у него для того, чтобы платить бюджетникам, нет.

И для того, чтобы повысить эффективность этого партнерства, необходимо чтобы те решения и те посылы, которые формулируются при проведении социальной политики, – чтобы они выполнялись. Ни для кого не секрет, что президентские указы 2012 года были выполнены не полностью. Но люди рассчитывали на декларации, которые были в начале, поэтому, чем выше будет исполнение тех посылов, которые есть, тем лучше.

Что касается ответственности этих решений, то я могу сказать, что мы как люди ответственные со своей стороны, которые выступают за интересы работников, мы категорически против неразумного назначения уголовной ответственности предпринимателям за те или иные действия.

Последний пример, по поводу предпенсионеров за увольнение уголовная ответственность. Это только сократит возможности предпенсионеров для получения рабочего места, а не защитит их.

Я могу привести и другие примеры, но у нас не так много времени.

Поэтому мы считаем, что разумные должны быть подходы, с другой стороны, мы вообще-то бережем работодателей. Потому что только работодатели создают рабочие места. Если мы их всех придушим, обществом и правительством, то рабочих мест не будет. Поэтому здесь должна быть взвешенная политика, о которой можно и нужно договариваться.

Спасибо.

Comments are closed.