Позитивные результаты налицо, но работу надо энергично продолжать

Прошедший в 2017 году VIII съезд ВКП призвал профсоюзы в странах региона добиваться установления минимальной заработной платы на уровне не ниже прожиточного минимума трудоспособного человека, а в дальнейшем – на уровне минимального потребительского бюджета; невключения в его состав компенсационных, стимулирующих и социальных выплат. В связи с этим была продолжена соответствующая солидарная кампания. ВКП рассматривает её как важный механизм борьбы с бедностью и реализации принятых ООН Целей устойчивого развития до 2030
года.

Проводя солидарную кампанию, членские организации ВКП использовали в своей деятельности различные методы – от ведения переговоров до коллективных акций, где выдвигались требования о повышении минимальной зарплаты и доведении её до уровня не ниже прожиточного минимума.

Предложения и замечания профсоюзов представлялись при рассмотрении проектов бюджетов государств. Проводились переговоры с представителями правительств, парламентов, работодателей стран региона о необходимости значительного повышения минимальной зарплаты, а также о присоединении государств к Конвенции МОТ № 131 об установлении минимальной заработной платы. Профсоюзы выступали против «замораживания» минимальной зарплаты; за совершенствование методик определения прожиточного минимума; за своевременный пересмотр натурально-вещественного состава потребительской корзины с учетом изменяющихся условий.

Объединения профсоюзов независимых государств и их территориальные организации, отраслевые профсоюзы добивались включения обязательств по увеличению минимальной зарплаты в генеральные, отраслевые, региональные соглашения. Профкомы предприятий боролись за установление тарифной ставки 1 разряда не ниже прожиточного минимума в том или ином регионе. В ряде стран разработаны графики доведения минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума.

ВКП также продолжала работу по отстаиванию солидарной позиции в отношении минимальной зарплаты на межгосударственном уровне. В связи с разработкой в МПА СНГ проекта модельного Трудового кодекса Конфедерация настаивает на включении в него чёткого определения минимальной зарплаты, чтобы устранить разночтения и возможность включения в МРОТ компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Действия профсоюзов в рамках кампании привели к тому, что в Беларуси превышен прожиточный минимум и минимальная зарплата установлена на уровне социального стандарта более высокого уровня – минимального потребительского бюджета.

Федерация независимых профсоюзов России добилась установления минимального размера оплаты труда с 1 мая 2018 года в размере величины прожиточного минимума трудоспособного населения и не включения в состав МРОТ компенсационных, стимулирующих и социальных выплат. Во всех странах региона минимальная зарплата увеличилась и приблизиласьк прожиточному минимуму. В большинстве отраслевых тарифных соглашений минимальная зарплата установлена на уровне прожиточного минимума или превышает его размер.

Особо хотелось бы остановиться на двух моментах. Прежде всего о важном, думается, для всех стран региона решении Конституционного Суда РФ о невключении в состав МРОТ компенсационных, стимулирующих и социальных выплат. Суд рассмотрел жалобы ряда граждан на противоречие Конституции положений ряда статей Трудового кодекса РФ. Он проходил в присутствии адвокатов от ФНПР.

Надо отметить, что Федерация, её членские организации через переговоры, судебные разбирательства на протяжении многих лет вели борьбу с таким неправильным подходом. Профсоюзы и раньше оспаривали неконституционность ряда статей Трудового кодекса в том смысле, что они позволяют работодателям толковать закон на своё усмотрение и включать в МРОТ компенсационные, стимулирующие и социальные Особо хотелось бы остановиться на двух моментах. Прежде всего о важном, думается, для всех стран региона решении Конституционного Суда РФ о невключении в состав МРОТ компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Суд рассмотрел жалобы ряда граждан на противоречие Конституции положений ряда статей Трудового кодекса РФ. Он проходил в присутствии адвокатов от ФНПР. Надо отметить, что Федерация, её членские организации через переговоры, судебные разбирательства на протяжении многих лет вели борьбу с таким неправильным подходом. Профсоюзы и раньше оспаривали неконституционность ряда статей Трудового кодекса в том смысле, что они позволяют работодателям толковать закон на своё усмотрение и включать в МРОТ компенсационные, стимулирующие и социальные выплаты. Но суды разных инстанций толковали это положение по-разному и не всегда в пользу трудящихся. И вот, наконец, Конституционный Суд поставил точку.

Стоит обратить внимание на ряд аргументаций суда, поскольку их можно использовать в каждой из стран региона. Было отмечено, что по своему конституционно-правовому смыслу не предполагается включение в состав МРОТ всех перечисленных выше выплат. При этом вознаграждение за труд не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда гарантируется каждому, а следовательно, определение его величины должно основываться на характеристиках труда, свойственных любой трудовой деятельности, без учёта особых условий её осуществления.

Это согласуется с социально-экономической природой минимального размера оплаты труда, которая предполагает обеспечение нормального воспроизводства рабочей силы при выполнении простых неквалифицированных работ в нормальных условиях труда с нормальной интенсивностью и при соблюдении нормы рабочего времени.

Негативное же воздействие, которое оказывает на здоровье человека проживание и осуществление трудовой деятельности в регионах с особыми климатическими условиями, и связанный с этим риск преждевременной утраты трудоспособности обязывают государство принимать меры, призванные компенсировать дополнительные материальные и физиологические затраты, обусловленные более высокой стоимостью жизни, складывающейся в местностях с особыми климатическими условиями под воздействием географических, климатических факторов и вызванных ими особенностей социально-экономического развития.

В этих целях федеральным законодателем установлена система специальных гарантий и компенсаций, включая повышенную оплату труда работников, занятых на работах в местностях с особыми климатическими условиями.

Поэтому Конституционный Суд постановил, что компенсационные, стимулирующие надбавки и социальные выплаты в МРОТ не включаются. А районные коэффициенты и надбавки начисляются не к МРОТ, а к фактическому заработку.

В этом решении были подтверждены гуманистические начала социального государства, призванного, прежде всего, защищать права и свободы человека и гражданина на основе принципов равенства и справедливости. Полный текст постановления КС РФ был направлен членским организациям для сведения и возможного использования в работе.

Ещё необходимо обратить внимание на новую форму борьбы за минимальную зарплату, которая была рождена в последнее время. Так, после появления в России интернет-ресурса «Российская общественная инициатива» Российский профсоюз железнодорожников и транспортных строителей выступил с инициативой по внесению изменений в ст. 133 ТК РФ с тем, чтобы в МРОТ не включались компенсационные, стимулирующие и социальные выплаты. И это начинание получило в Интернете большую поддержку. Кампания была одобрена ФНПР, информация о поддержке отраслевыми и территориальными объединениями инициативы Роспрофжела регулярно размещалась в газете «Солидарность» и на сайте ФНПР. В самом же профсоюзе осуществлялась целенаправленная организация голосования.

Такая форма работы, во-первых, обеспечила участие членов профсоюза в законотворческой деятельности. В результате каждый член профсоюза знает, что он принял участие в большом общем деле.

Вовторых, это позволило более активно членам профсоюза использовать интернет-ресурс в своей борьбе. И в-третьих, нельзя не подчеркнуть организационный аспект – это своеобразная проверка дееспособности, сплоченности любой профорганизации сверху донизу.

Кампания по организации голосования привела в движение внутрипрофсоюзные связи: от Центрального комитета информация доходила по всей цепочке до большинства членов профсоюза (включая самые удаленные станции). При этом дорожные территориальные организации взаимодействовали с региональными профобъединениями ФНПР.

Но для того чтобы вся цепочка была задействована, нужны инструменты – и, прежде всего, техническое оснащение профорганизаций и умение пользоваться Интернетом.

Думается, что в своей борьбе профсоюзы могли бы шире пользоваться интернет-ресурсами и сетевыми технологиями. Приведены всего лишь новеллы, но они показывают, что борьба профсоюзов во всех государствах региона и отраслях за увеличение минимальной зарплаты активно продолжается.

Как же обстоит дело в настоящее время, каковы результаты?

На август 2018 года размер минимальной зарплаты составил от 10 долларов США в Грузии до 164 долларов в России. За время проведения кампании профсоюзам удалось изменить проводимую политику сдерживания роста минимальной зарплаты. Чащестал пересматриваться её размер. Регулярно он повышался в Азербайджане, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане, России, Узбекистане, Украине. Однако цель кампании в большинстве государств пока не достигнута. В отдельных случаях не проводится даже индексация минимальной зарплаты в связи с ростом цен. К тому же уровень минимальной зарплаты намного уступает её размеру в странах Европы и большинстве стран мира. Даже в России, Беларуси и на Украине, занимающих первые строки в СНГ, минимальная заработная плата в три раза ниже, чем в странах Прибалтики, в Сербии, Румынии, Венгрии.

При повышении минимальной зарплаты во многих государствах имели место случаи, когда исполнительные органы власти шли на разного рода уловки: своевременно не пересматривали структуру и состав потребительской корзины, стремились «заморозить» её размер. А ряд работодателей при повышении МЗП переводили работников на неполный рабочий день, неполную рабочую неделю, сокращали разницу в зарплатах между работниками разных квалификаций.

Так, на Украине прожиточный минимум фактически заморожен.

В РФ минималку значительно увеличили, но потребительскую корзину, которая должна была быть пересмотрена к началу 2018 года, оставили прежней до 2021 года. В настоящее время Минтруд РФ готовит предложения для новой корзины по приближению минимального набора продуктов питания к рациональным нормам здорового питания. По ним трудоспособный человек должен за год съедать 96 кг круп и мучного (в действующей потребительской корзине 126 кг), 73 кг мяса (58 кг), 325 кг молочных продуктов (290 кг), 140 кг овощей и 100 кг фруктов (соответственно 114 и 60 кг). По оценкам экспертов, это может сделать потребительскую корзину дороже на 30%. Но это лишь приближение к рациональным нормам здорового питания.

На сегодняшний день в отдельных государствах в потребительской корзине расписана только продовольственная часть, а непродовольственная определяется путём увеличения стоимости минимальной продовольственной корзины на фиксированную долю (процент). При этом общим недостатком методологии формирования продуктовых корзин в странах региона являются заложенные в них низкие нормы потребления продуктов питания. Они не в состоянии обеспечить возмещение затрат физической и умственной энергии человека. И несмотря на проводимую работу по совершенствованию методик формирования потребительских корзин, продолжает доминировать углеводистая модель с пониженным потреблением мяса, животных жиров, молока и молочных продуктов, рыбы, фруктов.

Непродовольственная же часть корзины устанавливается на основании сложившейся структуры расходов малообеспеченных семей, где основная часть доходов тратится на питание.

Но в последние годы произошли большие изменения в налоговой системе, в отдельных государствах введены обязательные платежи трудящихся в фонды социального страхования, включая пенсионные взносы, расширилось применение платных услуг в образовании, здравоохранении, досуга, компьютерных технологий, Интернета, мобильной связи, выросли затраты на ЖКХ, приобретение жилья, услуги транспорта и т.п., что увеличивает необходимые расходы людей.

Ни в одной из стран региона (кроме Узбекистана) в ПМ не предусмотрены затраты на содержание хотя бы одного ребёнка. Разработанные в государствах потребительские корзины сохраняют все признаки «модели выживания», где значительная часть расходов приходится на продукты питания, что характерно для слаборазвитых стран. Существующий подход скрывает реальные затраты граждан, ведёт к занижению основной государственной гарантии в области оплаты труда. И не случайно проводимые профсоюзами расчёты величины прожиточного минимума намного превышают установленный в государстве.

Примеры потребительских корзин зарубежных стран показывают, что туда входят затраты на отдых, образование, технику для дома, мобильную связь, Интернет, электроэнергию, бензин, затраты на ремонт машины, алкогольные и безалкогольные напитки, походы в бары, кафе, рестораны, услуги соляриев, фитнес-клубов и многое другое.

Все нам потребуются значительные усилия, чтобы добиться улучшения структуры и состава прожиточного минимума, исходя из национальных особенностей каждого государства.

В ряде государств региона при оценке размера МЗП всё чаще начинают обращаться к его соотношению со средней зарплатой по стране (так называемый индекс Кейтца). Однако следует подчеркнуть, что расчёт по этому критерию не показывает, что реально может приобрести трудящийся на заработанные средства, хватит ли их ему на то, чтобы поддержать свою трудоспособность. И в условиях, когда в большинстве стран региона МРОТ ниже прожиточного минимума, профсоюзы могут иметь неверный ориентир в своих требованиях по размеру минимальной заработной платы. По данному показателю трудно ответить, достаточно ли МЗП, взятого как процент от средней зарплаты, даже на простое воспроизводство рабочей силы.

Следует отметить, что во многих странах, и, прежде всего, в странах континентальной Европы, на расчёт МЗП в процентах от средней зарплаты перешли в период, когда государства достигли значительных успехов в обеспечении благосостояния населения, и размер минимальной заработной платы вышел на уровень 1,5–2,5 прожиточных минимума. Так, во Франции, Великобритании МЗП превышала ПМ более чем в 1,5 раза, в Нидерландах – почти в два раза. В этих условиях вполне обоснованно при установлении МЗП применение критерия её доли в средней зарплате, что содействует уменьшению расслоению в обществе и недопущению значительной дифференциации доходов. В соответствии с установкой Европейского комитета по социальным правам минимальный уровень заработной платы в странах ЕС должен составлять 60% от средней заработной платы по национальной экономике. В то же время соответствующая величина может снижаться в сторону 50%, если государства докажут, что при этом может обеспечиваться «приличный» уровень жизни.

Провозглашая солидарную кампанию «Минимальную заработную плату – на уровень не ниже прожиточного минимума», членские организации ВКП осознанно приняли показатель ПМ, поскольку сильной стороной этого метода является детально регламентированные нормативы удовлетворения жизненно важных потребностей людей.

Думается, на современном этапе, когда в большинстве стран региона сохраняется низкий уровень жизни, минимальная зарплата не вышла на прожиточный минимум, целесообразно настаивать на расчете этого показателя (или показателя более высокого уровня – МПБ), а индекс Кейтца использовать как дополнительный показатель. По мере того как в государствах МЗП превысит прожиточный минимум, на наш взгляд, можно будет рассмотреть вопрос о смене критерия расчета МЗП. Такой подход в полной мере соответствует упомянутой Конвенции МОТ №131 и Рекомендации МОТ № 135, где при определении уровня МЗП предлагается использовать ряд критериев, и на первом месте стоит – «потребности работников и их семей», а «общий уровень заработной платы в стране» – на втором месте.

Проведенный анализ свидетельствует о необходимости дальнейшего проведения в регионе профсоюзной солидарной кампании «Минимальную заработную плату – на уровень не ниже прожиточного минимума».

Наталья ПОДШИБЯКИНА, заместитель генерального секретаря ВКП

Вам также может понравиться...

Comments are closed.