«НИИ стали» нарушают права работников!

Вот уже несколько лет в АО «НИИ стали» нарушают права работников — зарплаты задерживаются, выплачиваются не полностью. Попытки первички защитить права работников привели к тому, что заместителя председателя профкома уволили. При этом Тимирязевский районный суд Москвы регулярно встает на сторону работодателя.

Работодателю при поддержке суда удалось буквально обезглавить профком, вставший на сторону работника. В научно-исследовательском институте уволили заместителя председателя профсоюзного комитета, а председатель первички уволилась сама. В ситуации разбиралась корреспондент «Солидарности».

В «НИИ стали» работает около 280 человек и 125 из них состоят в профсоюзе — говорит Анатолий Романчук, зампред Московского обкома РОСПРОФПРОМ. — В последние годы мы постоянно боремся с директором этого предприятия. Он систематически задерживает зарплату и профвзносы. Кроме того, практикует выдачу заработка в неполном объеме. Раньше заработная плата состояла из оклада и надбавки. Затем надбавку переименовали в премию. А потом стали выдавать только оклад, без премии. То есть всего половину суммы, ведь премия — 100% оклада.

В итоге два работника подали в суд, требуя свою зарплату. А жертвой гнева начальства стала заместитель председателя.

Весь прошлый год профсоюзный комитет наседал на директора, чтобы он с зарплатой что-то сделал. Он в течение года выстроил следующую схему: платил оклад, а когда деньги приходили, платил недоначисленные премии, — говорит председатель РОСПРОФПРОМ Андрей Чекменев.

Наталья Захарова была заместителем председателя первички «НИИ стали» и членом комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Комиссия неоднократно рассматривала «вопросы неправомерности действий работодателя» — гендиректора АО «НИИ стали» Дмитрия Купрюнина. Последнее заседание состоялось 24 января как раз по вопросу задержанных зарплат. Директора попросили дать объяснения по этому поводу, представить документы и исправить нарушения.

После заседания 24 января 2018 года гендиректор пригрозил членам профкома увольнением, — вспоминает Захарова. Именно в отношении нее эта угроза через несколько дней осуществилась.

Снегопад

У меня престарелые родители, — рассказывает Захарова. — Мама – инвалид второй группы, передвигается на костылях, отец — гипертоник. Они живут в Подмосковье, в деревне Фелисово. Каждые выходные и праздники, а иногда и в будни по вечерам мне приходится приезжать к ним: отвозить продукты, помогать по хозяйству, делать уколы обезболивающих препаратов. В субботу 3 февраля приехала, как обычно, к родителям. В ночь с 4 на 5 февраля был сильнейший снегопад. Утром я еле откопала ворота. Снег по пояс. Дорогу трактор расчистил лишь к пяти вечера.

Напомним, что 4 — 5 февраля объявляли штормовое предупреждение. Метель повлекла перебои с электричеством в 18 муниципалитетах. В Москве из-за падения дерева и обрыва линии электропередач погиб один человек и пятеро получили травмы. Большинство жителей региона не попали вовремя на работу.

В Трудовом кодексе и в практике есть неблагоприятные погодные условия — иногда это называется актированием работников ввиду сложных погодных условий, поэтому наказывать никого не должны. А если какой-нибудь начальник попытается наказать за это, то тогда профсоюз, безусловно, оспорит это решение и накажет начальника, — заявил по этому поводу 5 февраля председатель ФНПР Михаил Шмаков.

По словам Натальи Захаровой, она дважды созванивалась со своим непосредственным руководителем. Было решено, что 6 февраля сотрудница выйдет на работу, причем будет исполнять обязанности руководителя, уехавшего в местную командировку. Пропущенный день было решено оформить в счет отпуска. Отдел кадров принял заявление и выпустил приказ. А вот гендиректор отказался этот приказ подписывать. С 8 февраля трудовые отношения Натальи с АО «НИИ стали» были прекращены по ст. 81 ТК РФ (за «прогул»). Объяснения не приняли в расчет:

По устному требованию работника отдела кадров я представила объяснительную записку, — говорит Наталья Захарова. — На тот момент я была в шоковом состоянии и не понимала, в чем моя вина. Я направилась в приемную генерального директора Купрюнина с желанием лично объяснить причину моего отсутствия 5 февраля 2018 года. Он меня не принял, а выйдя, закричал, многократно повторяя: «Меня достал ваш профком!»

Как отметила Захарова, генеральный директор не скрывал, что ее увольнение — заместителя председателя профкома — результат того, что двое из коллектива подали иски в суд.

Работодатель требовал отозвать иски или уволиться по собственному желанию, в противном случае грозил уволить «по статье», — написали истцы в своем обращении в обком.

Самой Захаровой тоже предложили «уволиться самой или по статье». Она отказалась. Решила искать справедливости в суде.

Премия не обязательна

Тем временем суд выступил так, как никто не ожидал. Он указал, что премии — не обязательная часть зарплаты, поэтому их выплата отдается на усмотрение работодателя.

Суд принял неожиданное решение: премии не обязательно выплачивать, — говорит Андрей Чекменев. — Причем работодатель поступил хитро. Он людям, которые участвовали в суде, деньги отдавал. Поэтому они это решение суда получили, но оспаривать его не пошли, ведь им лично деньги отдали. А остальным продолжали платить, как платили, — половину зарплаты.

Сложилась интересная ситуация — суд решил, что премия, которая раньше была надбавкой, носит стимулирующий характер, и поэтому платить ее не обязательно, — поясняет Романчук. — При этом на протяжении всего судебного процесса именно эти двое работников, обратившихся в суд, получали зарплату полностью. А после того, как суд принял решение о «необязательности» премии, ее никому на предприятии не выплачивали.

Более того, подчеркивает Романчук, хотя подавшим в суд работникам платили всю положенную сумму, официально вместо премии им перечисляли «компенсацию морального вреда».

Бесполезный суд

В поисках справедливости Наталья Захарова обратилась в тот же Тимирязевский районный суд Москвы. 2 марта она принесла иск о восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула и выдаче дубликата трудовой книжки без компрометирующей записи о прогуле.

Истица говорит, что изначально судья была настроена благожелательно, спрашивала: «Разве можно так просто уволить сотрудника, который за 17 лет не имел ни одного замечания?» и просила предоставить расчеты компенсации за время вынужденного прогула. Помощник прокурора также говорила: «Вы не переживайте, мы разберемся». Но на заседании 21 мая сменился помощник прокурора, иск Захаровой отклонили.

Это второе решение Тимирязевского суда, которое нас крайне удивило, — отметил Романчук. — Что характерно, не так давно предприятие «сменило» прокуратуру. Раньше предприятие было в ведении прокуратуры по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах. И эта прокуратура поддерживала нас в наших требованиях. Делала представления за задержки зарплаты и прочие нарушения. А недавно предприятие почему-то попало под надзор обычной городской прокуратуры. Вот после этого и появились такие два судебных решения.

Захарова, естественно, намерена судиться дальше.

Я занималась разработкой касок. Это интересная и узкоспециализированная работа. Мне нравилось ею заниматься, и сейчас много кто ходит именно в тех касках, которые я разрабатывала. Но найти вторую такую же работу невозможно. Да и вообще найти работу. На бирже труда сказали, что с такой записью в трудовой книжке шансов найти мне работу практически нет. А сейчас… у меня дочь — школьница, приходится существовать за счет помощи родителей-инвалидов. Все лето прожили у них, к началу учебного года вернулась в Москву.

22 октября дело Натальи Захаровой рассмотрит Московский городской суд.

По материалам Профсоюзной газеты Солидарность, № 38 (1157) от 10-17 октября 2018 года, автор Полина Самойлова, samoilova@solidarnost.ru

Вам также может понравиться...

Comments are closed.