Верховный cуд пересмотрел дело уволенного профлидера АО «НИИ «Стали»

Полтора года, несколько инстанций, помощь родственного профсоюза и Верховный cуд — такой путь прошел иск уволенной зампредседателя профкома АО “НИИ Стали”.

Только в Верховном суде обратили внимание на то, что увольнение было связано с ее профсоюзной деятельностью, а в предыдущих инстанциях к иску относились формально, без учета всех обстоятельств. О деле Натальи Захаровой “Солидарность” писала еще в прошлом году.

Предыстория этого дела такова — Наталья Захарова отработала на оборонном предприятии, АО “НИИ Стали” более 15 лет и была заместителем председателя профкома. На предприятии имелись проблемы с соблюдением трудового законодательства, в том числе задержки зарплаты. Как только профком стал бороться с нарушениями, нашелся предлог уволить Наталью.

Поводом стало стихийное бедствие — на выходных она вместе с несовершеннолетней дочерью поехала в деревню к пожилым больным родителям, которым нужно было привезти продукты и лекарства. В ночь на понедельник 5 февраля выпало много снега (было объявлено штормовое предупреждение и объявлен рекорд выпадения осадков), расчистить дорогу в деревне не смогли до вечера, и женщина предупредила непосредственного руководителя, что не сможет добраться до работы. Следующий день, вторник, женщина отработала полностью, пропущенный понедельник пыталась оформить в счет отпуска.

А потом Захарову поставили перед фактом, что ее уволили за прогул. Причем уволили “задним числом”.

Второго марта профлидер обратилась в суд, но 21 мая Тимирязевский суд отказал ей в иске.

— Тогда коллеги из Московской городской организации РОСПРОФПРОМ обратились ко мне за помощью, — рассказал правовой инспектор труда и заместитель председателя московского горкома профсоюза трудящихся авиационной промышленности Анатолий Дубровский. — У меня было больше опыта, судами по защите социально-трудовых прав я занимаюсь с 1996 года. Вмешался я на стадии апелляции. Но 22 октября апелляционную жалобу тоже отклонили. А потом и кассационную в Мосгорсуде. Так мы дошли до Верховного суда. ВС пришел к выводу, что прежние инстанции подошли к делу формально: “Выводы судов первой и апелляционной инстанций сделаны без учета норм права, регулирующих спорные отношения, и установления обстоятельств, имеющих значение для дела”.

— Суды первых инстанций стояли на такой позиции — мол, Наталья должна была еще до поездки в деревню посмотреть прогноз погоды, из него узнать, что будет катаклизм. Она приложила к делу высказывания Шмакова и Топилина о том, что нельзя наказывать работников, поскольку случился катаклизм. Впоследствии нашли и сводки МЧС о том дне, но их уже нельзя было приложить к сформированному делу. Хотя на самом деле работник не должен доказывать факты, которые всем известны. Достаточно вбить в поисковик дату, и будет известно о чрезвычайной ситуации. Что и сделала судья ВС. И сразу спросила: “А за что такая кровожадность? Это чрезвычайные обстоятельства, у нас даже судьи многие в тот день опоздали”. И коллегия сделала собственные выводы. К примеру: “Суд первой инстанции, принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований Захаровой Н.А. о восстановлении на работе и других исковых требований, частично изложив в тексте решения обстоятельства дела и отвергая доводы Захаровой Н.А. об уважительности причин ее отсутствия на рабочем месте 5 февраля 2018 г., приведенные в исковом заявлении и объяснении к нему, и обстоятельства, по ее мнению, их подтверждающие, эти обстоятельства, имеющие значение для дела, в нарушение норм трудового законодательства и требований процессуального закона о доказательствах и доказывании в гражданском процессе, не выяснил и не установил”.

— К моменту нашего рассмотрения в Верховном суде уже был рассмотрен похожий случай, и там суд тоже решил, что в первой инстанции подошли к делу формально. Собственно, многое в этих делах было похожим, и мы даже указывали на это прокуратуре в ходе предыдущих процессов. Но результата это не принесло, — говорит Дубровский.

Также Верховный суд отметил, что аспект противостояния работодателя и профсоюза был полностью проигнорирован:

— Доказательств, что существовал конфликт между профсоюзом и работодателем, было предоставлено немало, — поясняет Дубровский. — Были и свидетельские показания: руководство обещало Захаровой, что она “пожалеет”. Кроме того, ГИТ проводила на предприятии проверку и установила факты задержки зарплаты. В платежках были отражены проценты, которые ГИТ обязала начислять на задержанную зарплату. Налицо конфликт — предприятие, нарушившее трудовое законодательство, и профсоюз, который пытался препятствовать этим нарушениям. Но все суды, кроме Верховного, эти обстоятельства попросту игнорировали.

“Кроме того, по данному делу для решения вопроса о законности увольнения Захаровой Н.А. за прогул суду следовало определить, не было ли увольнение Захаровой Н.А. связано с исполнением ею обязанностей заместителя председателя первичной профсоюзной организации института; учитывались ли работодателем при наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение Захаровой Н.А., ее отношение к труду”, — указал Верховный суд.

— Отдельно хотелось бы прокомментировать странное поведение прокуратуры в этом процессе, — говорит правовой инспектор. — Изначально этим делом занималась Прокуратура по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах. И она была на стороне работника. Затем прокуратуру заменили, появилась Московская, и их позиция стала радикально противоположной. Что характерно, в аналогичном процессе Верховного суда, который мы уже упоминали, прокуратура поддерживала работника. Мы даже написали по этому поводу обращение в Генеральную прокуратуру. Те спустили обращение в Московскую, и оттуда нам ответили, что, мол, все правильно, как и должно быть.

По итогам рассмотрения дела ВС отменил решение первой инстанции — Тимирязевского районного суда Москвы от 21 мая 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 октября 2018 года. Дело направили на новое рассмотрение в первую инстанцию в ином составе суда.

— Первые полгода Наталья не устраивалась на другую работу, — пояснил Дубровский. — Она верила, что ее восстановят на рабочем месте, но когда наш иск отклонили в апелляции, пришлось пойти на другую работу. Все-таки надо обеспечивать ребенка и престарелых родителей. Так что сейчас, когда иск вернется на рассмотрение в суд первой инстанции, нам придется менять исковые требования, восстановиться на той работе она уже не сможет.

Автор материала Полина Самойлова.

Источник: https://www.solidarnost.org/articles/proignorirovali-sut.html
Центральная профсоюзная газета «Солидарность» ©

Comments are closed.