Александр Шершуков: Так говорил Чубайс

Все, наверное, слышали недавнее выступление Анатолия Чубайса, в котором он выдвинул претензии к российскому обществу. В том смысле, что общество должно сказать “спасибо” бизнесу (в СМИ бизнес интерпретировали как «олигархов») за то, что он, бизнес, восстановил разрушенные советские заводы, платит заплату и развивает экономику.

Есть такой жанр выступления — анфан террибль, от французского enfant terrible — «ужасный ребенок». Это когда некто демонстративно выступает с заявлениями, вызывающими резко отрицательную реакцию окружающих. На него за это ополчаются со всех сторон, а он — все равно выступает, находя в этом некоторое удовольствие. Анатолий Чубайс давно освоил подобный стиль выступлений. Пару лет назад, например, он с удовольствием рассказывал, как много денег у возглавляемой им госкорпорации «Роснано». Той, которая после многих лет и триллионных вливаний в нее государственных средств только в этом году решила заплатить кой-какие дивиденды в бюджет.

Поскольку в обществе существует определенный консенсус и в отношении приватизации, и в отношении олигархов, то положительной реакции на слова Чубайса и быть не могло. В современной России с продолжающимися долгами по зарплатам, с огромным и практически не сокращающимся социальным расслоением, с разницей в доходах и с ростом налоговой нагрузки на основную часть работающего населения (при сохранении низких налогов на сверхдоходы) — ждать доброго слова для бизнеса странновато. Тем более что государство и общество по факту сегодня продолжают говорить «спасибо» олигархам в том виде, в каком олигархам это наиболее важно: в финансово-экономическом.

Вопрос в другом. Почему и для чего Чубайс это сказал? Моя интерпретация следующая. Это не просто оригинальность и беззастенчивость (если не говорить — бессовестность). Это логическое продолжение линии высказываний чиновников и депутатов за последний год, которые как только не выказывали своего высокомерного отношения к простым россиянам. С той разницей, что если чиновников и бизнесменов за их слова хотя бы публично клеймили, снимали с работы и требовали извинений, то в случае с Чубайсом этого не будет. Просто потому, что во всех предыдущих историях никаких существенных последствий во всех ключевых кризисных ситуациях для него не было. Даже произнесенное в свое время Ельциным «во всем виноват Чубайс» было сказано не самим Чубайсом и не обернулось для Чубайса серьезными потерями. Словом, это тот, кто в современной России может говорить практически что угодно и когда угодно, руководствуясь собственными интересами.

А интересы здесь заключаются не в иллюзии, что внезапно россияне очнутся, забудут о свершившемся в 90-х ограблении, о длящейся социальной несправедливости и начнут благодарить разбойников. Интересом Чубайса может быть начало новой Перестройки. Если помните, в прошлый раз этот процесс инициировали и стимулировали «сверху». Он базировался на раздражении граждан не только уровнем обеспечения ширпотребом, идеологическими ограничениями, но и претензиями к партгосноменклатуре насчет нарушений «ленинских принципов социальной справедливости». В итоге и раздутые, и более-менее оправданные претензии, суть которых, впрочем, не относилась к ликвидации  режима, привели к перераспределению власти и собственности в пользу той же номенклатуры. Против которой вроде бы и были направлены.

Если мы исходим из того, что существенная часть современной элиты зависима и ориентируется на Запад, то в ситуации нынешнего противостояния для нее было бы вполне логично развязать внутренний конфликт, стимулировать его и, используя вполне оправданные претензии населения, снести нынешнюю форму государственной власти. Ничего нового в таких технологиях нет. Если такое возможно, то глумления Чубайса вполне укладываются в разжигание народного гнева. Еще раз повторю: гнева обоснованного. И если «социальный атом» удастся расщепить — энергия его может разрушить государство в целом. В прошлый раз этот взрыв обрушил благосостояние советских людей как минимум на десять лет. Это не означает, что не нужно бороться с несправедливостью. Но в этой борьбе надо оценивать — кто, на что и для чего тебя провоцирует.

Comments are closed.