Александр Шершуков: Страшные вещи

Недавно президент Владимир Путин поручил премьер-министру Дмитрию Медведеву сделать нечто непривычное и ужасное.

По итогам встречи с председателем ФНПР он на заседании правительства сказал: «Профсоюз обращает внимание на то, что, по их мнению, растет фискальная и квазифискальная нагрузка в принципе на население, на людей. Надо провести анализ того, что происходит по отраслям и по регионам. Надо понимать, что там в реальной жизни происходит, не на бумажках, а в реальной жизни. Дмитрий Анатольевич, посмотрите, поговорите с коллегами на этот счет…»

Почему эта вещь страшна? Потому что с момента подчинения Росстата Министерству экономического развития — то есть органа, который считает результаты, органу, который оценивают по этим результатам, — жизнь в нашей стране «на бумажках» изменилась к лучшему.

Отсюда и странные цифры зарплат, которые якобы получают «среднестатистические» работники. Отсюда и рост «средних» экономических параметров, в то время как фактический рост имеет место только в отраслях, так или иначе связанных с энергоносителями. А раз есть рост, который обеспечивает своими «бумажками» Росстат, значит, резонно полагает правительство, у населения завелись лишние деньги, которые можно «состричь».

Предложение посмотреть на реальную жизнь ломает всю эту отлаженную схему.

Реальная жизнь — это рост с января НДС на 2%. И только как анекдот можно рассматривать объяснения, что-де «социальные товары защищены, и населения это повышение не коснется».

Реальная жизнь — это налоги по кадастровой стоимости и ловля налоговиками лишних сарайчиков на дачном участке во имя дополнительного обложения.

Реальная жизнь — это обсуждение «социальных норм» в потреблении электроэнергии. Мы уже проходили путь введения «социальных норм» и в назначении региональных пособий, и в пользовании транспортом. Итог всегда один: сокращение числа получателей льгот и увеличение стоимости товаров или услуг (прямое или косвенное) для работающего большинства.

Реальная жизнь — это разные права на доход для богатых и бедных при сохранении одинаковых норм налогообложения. И отказ государства от введения регулирования сверхдоходов через прогрессивную шкалу НДФЛ и налога на роскошь. Что автоматически ведет к росту социального расслоения в обществе.

Список можно продолжить.

В 2012 году, выступая на Петербургском экономическом форуме, глава Сбербанка Герман Греф в ответ на разговоры об открытости информации заявил: «Я вам хочу сказать, что вы говорите страшные вещи вообще-то. От того, что вы говорите, мне становится страшно. Почему? Вы предлагаете передать власть фактически в руки населения. …Как жить, как управлять таким обществом, где все имеют равный доступ к информации, все имеют возможность получать напрямую, не препарированную информацию через обученных правительством аналитиков, политологов и огромные машины, которые спущены на головы, средства массовой информации, которые как бы независимы? А на самом деле мы понимаем, что все средства массовой информации все равно заняты построением, сохранением страт».

Так вот, теперь с огромным интересом ждем, как правительство выполнит поручение президента и оценит разрыв между «бумажками» и «реальной жизнью». Потому что публично сделанный анализ реальной ситуации с налогами в России (я уже не говорю об анализе доходов граждан) — это и есть как раз один из главных элементов народовластия, которого так боялся Греф.

С другой стороны, президент поручил проанализировать. А станет ли этот анализ действительно «страшным», будучи предан гласности, — это уже немного другая история.

Вам также может понравиться...

Comments are closed.