Александр Шершуков: Пейзаж накануне

Экономика России не растет. Причем в ситуации, когда мирового кризиса нет. Если в 2008 году кризис списали на «мировые проблемы», то сегодня особых проблем в мире пока что нет. Растут США. Растет Европа. Растет Китай. Темпы у всех разные, но выше российских. Извините, но это показатель качества управления экономикой государства.

Сейчас, создавая новые инвестиционные проекты, в том числе проекты в области «цифры», правительство считает, что они могут стать локомотивами всей экономики. Напомню, что такие идеи возникают не впервые. В период президентства Дмитрия Медведева государство вложило большие деньги в «Сколково», в нанотехнологии. Никакого публичного анализа эффективности тех вложений не произведено. Но дело даже не в «публичности» этого анализа. Хочу обратить внимание на то, что за последние десять лет эффективность показали только те вложения государства, которые направлялись в сектор ВПК.

Что касается остального, то зависимость бюджета от экспорта энергоносителей сохраняется примерно на том же уровне. Более того, за счет девальвации рубля доходы бюджета выросли, равно как выросли на 20 — 30% доходы нефтегаза, химпрома, металлургии, работающих на экспорт. Впрочем, гражданам от этого польза умозрительная. Пропорционального роста зарплат работников в этих отраслях не произошло. А большая часть сверхдоходов бюджета уходит в золотовалютные резервы.

В этом смысле Центробанк продолжает ту самую монетаристскую политику «стерилизации» рубля имени Гайдара-Кудрина, которая звучит так: лишних денег в экономике быть не должно. Для предприятий это означает дорогие кредиты, для потребителя — удорожание продукции. Дешевые кредиты реальному сектору экономики государство дает крайне небольшие. Исключение составляют только триллионы, направляемые на поддержание банков…

Зато растут налоги — прямые и косвенные, которые в конечном счете возлагаются на потребителя. Кроме повышения НДС на 2% (точнее — на 2 процентных пункта, что означает рост прежнего НДС фактически на 11%), реализуется так называемый «налоговый маневр», который сводится к снижению экспортной пошлины на нефть и повышению налога на добычу природных ископаемых. При этом правительственным утверждениям, что маневр не приведет к росту цен на бензин, верится… не слишком.

Еще одним рубежом этого года станут разборки вокруг «мусорных» тарифов и тех организаций, которым поручен вывоз мусора. С неясными перспективами роста цен и на бензин, и на вывоз мусора. Чем чреваты «мусорные» протесты, мы видели в прошлом году в Подмосковье…

Сокращается уровень поддержки государством населения. Эта поддержка становится адресной — что равнозначно сокращению числа получающих эту помощь. Можно долго заниматься демагогией, рассказывая сказки про олигархов, наживающихся на бесплатном проезде или дешевой «коммуналке». Но все мы знаем: источники их благосостояния отнюдь не в этом.

Никаких компенсационных мер по снижению разрыва в доходах между сверхбогатыми и бедными не предусматривается. Фактическая заморозка доходов и одновременный рост расходов ведет существенную часть населения в долговую кабалу. Долги россиян перед банками превысили 15 трлн рублей.

Начинает работать механизм продуцирования недовольства того населения, которое должно было в 2019 году выйти на пенсию. Но не выйдет. Кроме того, обещанный «в среднем» рост пенсий на тысячу рублей — который для большинства будет существенно ниже этой тысячи — тоже повод для недовольства.

Перечисленные факторы накладываются на конкретную ситуацию в каждом из регионов. В 2018 году там, где были выборы, это вело к росту протестного голосования (Приморье, Хакасия, Владимирская область, Хабаровский край).

Наложение экономических проблем на политическое недовольство опасно для власти. В период 2011 — 2014 годов она вышла из комплекса политических проблем через «крымский консенсус». Но тогда — была политика без экономики. Перед новым годом начались активные разговоры о новых формах возможного слияния России с Белоруссией. Не исключено, что это попытка поломать негативную тенденцию в оценке населением действий власти. Но даже такой сюжет не снимает перечисленных социально-экономических проблем. Равно как и действия власти не предусматривают мер, которые снижали бы социальную напряженность в обществе.

Таков социально-экономический пейзаж России начала 2019 года.

Пейзаж накануне? Накануне чего?

Comments are closed.