Александр Шершуков: Зоны особого внимания

Сегодня наплыва забастовок или других массовых протестов вроде бы нет. Однако есть целая группа развивающихся конфликтов. Каждый из них может развернуться по линиям “работодатель — собственник — власть” как в спор за круглым столом, так и в массовый, публичный конфликт. Но пока что балансирует, что называется, на грани. Эти темы развиваются пока в конкретной отрасли или регионе, но могут “перепрыгнуть” или уже “прыгают” к соседям.

Выступая 1 мая на пресс-конференции в МИА “Россия сегодня”, посвященной первомайским акциям, я специально попросил присутствовавших журналистов обратить внимание на некоторые конфликты отдельно. Сейчас, через две недели, могу сказать, что усилия мои были напрасны: никакого дополнительного внимания привлечено не было. Оставлю без характеристики неготовность СМИ заниматься поддержкой “слабых мира сего”. Но зоны особого внимания — и действия для профсоюзов! — остаются.

В Оренбургской области, в Орске, сохраняются проблемы у нескольких предприятий реального сектора экономики. Южноуральский машиностроительный завод фактически банкротят. Только после вмешательства врио губернатора начали возвращать долги по зарплате. Но вот вопрос: куда идти после сокращений? А такая проблема в Орске не только на этом предприятии… И не только в Орске. Предприятия реального сектора (кроме “оборонки” и экспортных отраслей) испытывают серьезные трудности с заказами, с кредитами — а значит, и с зарплатами и перспективами работников. И это вопрос к тому ведомству, которое в стране занимается вроде бы экономическим развитием. А что может профсоюз?

В бюджетной сфере России продолжается перевод младшего медперсонала в… это можно было бы назвать “смежными” профессиями, если бы к “смежным” у младших медсестер и санитарок относились уборщицы и охранники. Эту проблему предстоит разрешать профсоюзу. Равно как и проблему работы на полторы-две ставки сотрудника, пытающегося хоть как-то заработать на жизнь. Вопросы эти — к ведомству, которое занимается здравоохранением. И опять — что делать профсоюзу?

Отказ ряда крупных компаний присоединиться к отраслевому соглашению уже стал проблемой в энергетике и горной металлургии. И это тоже наша, профсоюзная проблема. Дело здесь не обязательно в том, что компании-отказники платят небольшую зарплату. Раздергивание единого, централизованного процесса переговоров на множество — это дробление сил профсоюза. Данную проблему тоже придется решать, поскольку это вопросы не только к частному собственнику, но и к профсоюзу. Можно ли вернуть работодателя в переговорный процесс одним лишь убеждением?

Социальное расслоение в стране ставит свой вопрос: мы вообще-то понимаем, что решать эту проблему можно только через регулирование доходов? Через изъятие части сверхдоходов богатых и через уменьшение налоговой нагрузки на бедных и рост их доходов? И если понимаем — как собираемся добиваться? Напишем письмо?.. Соберем подписи?..

Хаотическое увеличение налоговой и околоналоговой нагрузки на население ведет к возникновению неясности, где и по какому поводу завтра появятся недовольные. Скажем, вначале протесты были по поводу “мусорных” тарифов. А сегодня в Коми и Архангельске граждане протестуют против мусорных полигонов. Вопрос: насколько профсоюзы могут и должны включаться в так называемые общественные протесты?

Разочаровывает, что на уровне государства каких-либо цельных проектов, касающихся роста доходов граждан, не предъявлено. Возможно, предполагается, что инфраструктурные нацпроекты развития цифровой экономики или строительства дорог вытянут и зарплату. Но пока видно только увеличение бюрократической нагрузки — отчетности. А проект, связанный с увеличением производительности труда, — наименее финансируемый… Какой механизм на федеральном уровне поможет централизованно поднимать доходы населения? Переход от МРОТ к минимальному потребительскому бюджету? Как именно? В какие сроки?

Отдельная тема — неясность с пенсионными перспективами. От “накопительной” вроде бы ушли, но к индивидуальному пенсионному капиталу, согласованному на трехстороннем уровне, так и не пришли. Придем — договорившись? Или нас ждут новые “спецоперации”?

Эти зоны особого профсоюзного внимания представляются мне сейчас наиболее важными.

А вам?

Comments are closed.