Александр Шершуков: Если в мнении сомнение…

1 марта — аккурат в ту же дату, когда много лет назад, в 1881 году, “Народная воля” взорвала императора Александра Второго, — социологи ВЦИОМ обнародовали свои данные об отношении населения к профсоюзам.

Поскольку сразу после публикации начался шум и гам, процитируем суть:

“При нарушении трудовых прав российские работники в первую очередь меняют место работы (7%) и обращаются с проблемой к начальству (6%). Лишь 2% респондентов обращались в профсоюз или совет трудового коллектива. К работе профсоюзов россияне относятся скорее скептически: 53% считают, что они не помогают защищать трудовые права. Кроме того, 82% опрошенных считают, что профсоюзы в нашей стране не играют значительной роли. Согласно данным опросов ВЦИОМ, среди россиян выражен запрос на появление профсоюзов: 71% наших сограждан говорят о необходимости работы профсоюзов в современной России. Каждый второй (52%) опрошенный считает, что в современных условиях профсоюзы могут работать эффективно”.

Смешались в кучу

Откровенно говоря, шум и гам начался уже в комментарии к вышеприведенной цитате. Директор по стратегическому развитию ВЦИОМ Степан Львов сказал буквально следующее:

“Отвечая утвердительно на вопрос о том, нужны ли профсоюзы, современные россияне не имеют в виду классические профсоюзные организации с месткомами и взносами, путевками и лидерами. …Причина сегодняшнего кризиса профсоюзов — не в плохой их работе, а в особенностях современного общества, в котором профессиональная идентичность не предполагает солидарности, индивидуальная защита прав с участием госорганов или профессиональных юристов часто эффективнее результатов коллективного действия, а интересы работодателей и работников не сталкиваются, а скорее совпадают”.

После такого ответа, в котором профсоюзам оказались не нужны лидеры, а интерес работодателей (за дивиденды) и работников (за зарплату) был объявлен скорее совпадающим, — стало страшно за стратегическое развитие ВЦИОМ…

В последовавшую далее неразбериху внесли свой вклад все. Профсоюзники начали намекать на то, что “все ходы записаны” и что знаем мы этих социологов. Антипрофсоюзники начали радостно кричать, что население видало профсоюзы в местах, обслуживаемых ООО “Ритуал”, и что там им, профсоюзам, и место. Социологи обиженно заявляли, что лишь они знают правду о мнениях населения. (На это социологам сразу напомнили результаты прошлогоднего опроса, который показал, что население их считает пристрастными.)

Поскольку этот опрос был не первым и, надеюсь, не последним из посвященных профсоюзам, давайте разберемся раз и навсегда: как относиться к этим и последующим результатам?

Опрос — это мнение

К примеру, я считаю Иван Иваныча Иванова (условный персонаж) идиотом. Таково мнение, которое я, если ко мне обратится ВЦИОМ, с радостью изложу. Тот факт, что я ничего не знаю о деятельности Иван Иваныча, только придаст мне убедительности. А если еще и по телевизору говорят, что Иван Иваныч нам в современной России не нужен, то это подкрепит мои убеждения. И пусть сам по себе условный Иван Иваныч — друг детей и доктор наук. Но у меня есть другое мнение. Его я и изложу ВЦИОМ. При этом это мое ответственное мнение может быть никак не связано с тем, кем является Иван Иванович в реальности.

Давайте, наконец, поймем. Вопрос не только в том, какое мнение у граждан. Вопрос еще и в том, как и почему это мнение сформировалось. Вопрос в том, насколько это мнение объективно.

Я вполне доверяю социологам (пока они не впадают в предвыборный раж). Но из того, что они честно приводят мнение населения, не следует, что это мнение правильное, рациональное. И что такое мнение полезно самому населению. Разберемся с формулировками и цифрами.

Игры в цифры

Я вполне допускаю, что 53% опрошенных ВЦИОМ считают, что профсоюзы не помогают защищать трудовые права. Притом что 30% опрошенных — тех, которые считают “помогают!”, — их среди трудоспособного населения России (82,2 млн) на 5 млн больше, чем сегодня входит в профсоюзы системы ФНПР (20 млн). Если уж это “провал” и “недовольство профсоюзами”, то что считать одобрением?

Хорошо! Но у остальных-то есть вопросы и недовольство? Конечно, есть! И было бы странно, если бы не было. Мы с вами живем в стране, где, несмотря на статью о социальном государстве в Конституции, существует совершенно дикая антипрофсоюзная пропаганда — как организованная, так и стихийная. Наших сограждан постоянно убеждают в их способности самостоятельно, по одному, справиться с любыми проблемами на работе.

Никакого объединения! Никакой солидарности в отстаивании коллективных прав! Только индивидуально!

Когда меня спрашивают о возможности регулярных телепрограмм о работе профсоюзов, коллеги просто недопонимают масштаба проблем. У нас нет публично, с помощью центральных СМИ формируемой про-профсоюзной позиции. Но есть формируемая антипрофсоюзная позиция. То, что 30% опрошенных, несмотря на это, говорят об эффективности профсоюзов, — не лучший, но и далеко не худший показатель.

Говорят о том, что “профсоюзы сами плохо работают, и такое мнение — реакция на это”. Но поскольку большинство предприятий не охвачено профсоюзным членством, то я не вполне понимаю: на основе какой такой плохой работы профсоюзов большинство сделало упомянутый вывод, если они ни ее, ни самих профсоюзов и в глаза не видели? Точнее — понимаю. Людям просто активно промывают сознание, неудобные темы исключают из публичного оборота. Результат понятен.

С чем сравнивать?

Когда публикуют данные, сразу начинаются сравнения. Что-де за границей есть профсоюзные молочные реки и трудовые кисельные берега. Там профсоюзы активны и любимы. Ну, давайте сравним.

США. В нашей стране — 71% имеет запрос на создание профсоюзов. А в США, по опросам несколько лет назад, 53% работников, не входящих в профсоюзы, хотели бы иметь у себя на работе профсоюзную организацию. При этом в американских суперэффективных профсоюзах состоят около 10% работников. Это существенно меньше, нежели в России.

Франция. Во Франции в профсоюзах состоят меньше 8% трудящихся (в частном секторе меньше 2%). По данным 1995 года (более свежих не нашел), доверяли профсоюзам 38% трудящихся, 68% не были готовы участвовать в профсоюзных действиях.

Германия. В конце 2010 года 19% всех работников были членами профсоюзов. За 10 лет спад численности профсоюзов составил почти 5%. Справедливости ради, именно в Германии имеет место довольно высокий уровень доверия к профсоюзам. По опросу 2017 года, немцы доверяли Конституционному суду (75%), канцлеру Ангеле Меркель (57%) и бундестагу (50%). И 49% — профсоюзам. Кстати, это тоже меньше 50%.

Если хотите, чтобы вам доверяли, — идите в пожарные. По опросам немецкой компании GfK Custom Research, в начале 2000-х именно профессия пожарных пользовалась практически во всех странах безоговорочным доверием.

А профсоюзы? Цитата из отчета этой компании:

“В целом, 58% жителей Европы и Америки не доверяют своим профсоюзным организациям, а около 15% из этого числа заявили, что расценивают профсоюзы как очень ненадежные организации. Самое критичное отношение высказывают жители Болгарии, Италии, Венгрии и Греции. В этих странах более 70% опрошенных резко отрицательно отозвались о надежности этих организаций. Однако не во всех странах профсоюзы воспринимаются так негативно. Так, в Нидерландах 71% населения отметили, что доверяют профсоюзам, а в Швейцарии, Швеции, Турции, Бельгии, Испании и Польше подобное настроение разделяет половина жителей этих стран”.

По данным исследования, проведенного в 2007 году той же GfK Custom Research, доверие к профсоюзам в России было на уровне 34%. Много это или мало? Во Франции — 37%, в Греции — 27%. В Великобритании — 42%, в Италии — 22%.

Эти цифры скорее характеризуют сформированные стереотипы, нежели реальную работу профсоюзов. Конечно, стереотипы зависят и от работы профсоюзов… Но тогда нужно признать, что это не внутрироссийская, а общемировая проблема профсоюзов.

Не бояться и не искать оправдания

Цифры социологов о низком доверии к иностранным профсоюзам не должны быть для нас оправданием наших низких цифр. Нужно признать, что, кроме борьбы с реальными профсоюзами, которую явно/неявно ведет работодатель, кроме мировых тенденций, причинами такого отношения к профсоюзам является то, что мы сами не столь эффективны, как могли бы. Да, у людей много навязанных стереотипов, которые они часто воспроизводят не думая. В новейшей российской истории уже были такие: “приватизация спасет”, “тоталитарный монстр — СССР”, “распустим армию и флот”, суеверия и т.д. И в этом смысле работа профсоюзов — это работа подвижников-просветителей. По привычке мы обижаемся, когда вместо 80% одобрения получаем 30%. Хотя — если против профсоюзов работает система убеждения, то откуда бы в антипрофсоюзной атмосфере взяться этим 80%?!

Это не значит, что нам надо списывать недостатки на “геополитический расклад”. Нужно понимать, но не нужно этим оправдываться. Это только лишнее основание заняться профсоюзной работой. За нас ее никто не сделает. А там, глядишь, и общественное мнение подоспеет…

По материалам профсоюзной газеты «Солидарность«

Comments are closed.